3 Октября 2016
Иркутск - основа победы

Пожалуй, выборы в Прингарье во многом определяются итогами голосования в городе Иркутске. Областные центры и крупные города всегда обладают своей собственной электоральной спецификой, которая трансформируется в особую форму конечных результатов, отличных, как правило, от общерегиональных. Таким образом, анализ любых выборов, затрагивающих всю область, невозможно проводить без детального рассмотрения итогов голосования в городе Иркутске. «КПП» подготовил свой доклад о результатах выборов депутатов Государственной Думы в 2016 г. на примере административного центра Приангарья и сравнил их с аналогичными данными 2011 г. Сразу стоит оговориться, что в представленной статье фигурируют лишь те партии, которые участвовали в электоральной кампании в нижнюю палату парламента и VI-го, и VII-го созывов, а также об отсутствии Братского избирательного округа, в состав которого не входят административные единицы Иркутска, но который, к слову, также вносит значительный вклад в итоги любого голосования, проводимого в рамках всей Иркутской области. Также отметим, что все количественные показатели представлены без учета данных от УИКов, расположенных на территории других государств, что позволит взглянуть на картину выборов в областном центре и регионе в целом более объективно.


Итоги выборов по спискам партий

Начать анализ обеих избирательных кампаний необходимо с рассмотрения результатов голосования по округам города Иркутска. В рамках изучения данных по каждому району будут выделены основные тенденции, а обобщения будут представлены в заключении.

Первой в списке городских ТИКов значится Ленинская комиссия, данные которой приведены ниже.

Всего в 2016 г. в Ленинском районе Иркутска проголосовало 36 001 избирателей, что составляет 21,85 % от общего числа граждан, выбиравших тут или иную партию в Ангарском округе (150 985 тыс.). Доля более чем весомая. Таким образом, очевиден вывод о том, что результаты голосования по Ленинскому району г. Иркутска в значительной степени определили исход выборов по всему Ангарскому ИО. Провести аналогичное изучение влияния для 2011 г. не представляется возможным, так как предыдущий созыв Госдумы полностью формировался по спискам партий и разделения на одномандатные округа не происходило.

Процент голосов, отданных за ту или иную партию в 2011 и 2016 гг., значительно отличается друг от друга, однако ничего удивительного в этом нет, так как общеполитический фон и повестка на выборах тогда и сейчас были совершенно разные. Значительное повышение рейтинга «Единой России» обусловлено строгой привязкой партии власти к президенту страны, что замотивировало некоторую часть потенциальных избирателей других партий голосовать за «ЕР». При таком раскладе свои проценты потеряли и коммунисты, и эсеры, и либерал-демократы, и яблочники, и «патриоты». Помимо этого, некоторую долю голосов «Единой России» принесла персоналия Алексея Красноштанова, кандидата от правящей партии по одномандатному округу, личный рейтинг которого очень высок в Ленинском районе. Не стоит также забывать и об общефедеральной и региональной тенденции к разочарованию в КПРФ, которая не оправдала надежд граждан в Государственной Думе VI-го созыва и на уровне Иркутской области, так что определенная часть электората, очевидно, отдала свой голос за другую протестную партию. С высокой долей вероятности, можно предположить, что такой альтернативой стала ЛДПР, чье падение рейтингов под влиянием более сильной тенденции к перетягиванию избирателей со стороны «Единой России» было несколько замедлено. В сознании граждан Либерально-Демократическая партия выступала протестным аналогом компартии, а их риторика выглядела более привлекательной в условиях напряженной внешнеполитической обстановки. К слову, еще в середине августа на общефедеральном уровне рейтинги КПРФ и ЛДПР сравнялись, о чем также писал «КПП». Также в виду традиционно чрезмерного использования черного PR в Иркутской области неопределившиеся граждане (известные в мире политтехногов как «болото») склонились в большинстве своем на сторону либерал демократов и непарламентских партий. «Справедливая Россия», закат которой предвещали социологические опросы декабря-января, смогла получить неплохой процент голосов за счет активной агитации, однако падение аналогичных значений в 2016 г. по сравнению с 2011 г. произошло более чем в два раза. В свою очередь и «Яблоко», и «Патриоты России» не вели заметной деятельности ни в промежутках между выборами, ни в период агитационной кампании, что в значительной степени повлияло на падение их рейтингов. Особенно удивительно отсутствие какой-либо активности для яблочников, которые по результатам голосования 2011 г. перешагнули 3% барьер, получая тем самым право на бюджетное, федеральное, финансирование на организацию собственной работы, что должно было стать для них весомым подспорьем в борьбе за кресла депутатов, так как традиционно либеральные партии имею высокие шансы набрать больше процентов в крупных городах, где избиратель лучше восприимчив для идей такого плана.


Далее необходимо перейти к изучению данных городской ТИК №2, курирующей выборы по Октябрьскому району г. Иркутска.

В данном округе также актуальны тенденции, выделенные и для Ленинского района. «Единая Россия» улучшила свои позиции, однако доминировать все также продолжает КПРФ. Заметим, что Октябрьский район входит в Иркутский избирательный округ, мандат депутата в котором получил коммунист Михаил Щапов. Таким образом, и КПРФ оказала некоторое воздействие на победу своего представителя, и кандидат от компартии обеспечил замедление тенденции к падению рейтингов со стороны «Единой России».


Третьим по счету округом Иркутска будет фигурировать Правобережный район города, приписанный к ТИК №3.

Так как Октябрьский и Правобережный районы города вместе входят в Иркутский ИО, уместно объединить результаты явки для выявления значимости данных административных единиц для одномандатного округа. Всего 18 сентября свой выбор сделали 61 365 избирателя, что составляет 37,7% от общего числа проголосовавших (162 766). Как можно заметить, Октябрьский и Правобережный районы определили результаты более чем на треть. Таким образом, можно утверждать, что именно городские округа в значительной степени предопределили исход выборов в одномандатном округе, как для партий, так и для отдельных кандидатов.

Возвращаясь к анализу исключительно Правобережного района, очевидно, что вышеобозначенные тенденции также действовали и на данной территории, однако в достаточно своеобразной манере, переориентировав тем самым административную единицу с КПРФ на «Единую Россию». Партия власти смогла вырваться в лидеры и улучшить свой результат пятигодичной давности почти на восемь процентных пунктов. Позиции КПРФ, в свою очередь, почти не изменились, однако лидерство коммунисты за собой сохранить не смогли. Остальные партии потеряли значительное число голосов.


Четвертым и последним округом города, выступающим в качестве единицы анализа, становится Свердловский район Иркутска.

В Единый день голосования на участки Свердловского района Иркутска пришло 48 852 избирателя. От общей явки по Шелеховскому ИО (173 665) данное число составляет 28,13%. Таким образом, и в четвертом одномандатном округе видится весомый вклад одного из районов города Иркутска в окончательный результат.

По аналогии с остальными районами Иркутска, Свердловский округ также попал под влияние выделенные тенденций. Будучи лидером в 2011 г., КПРФ сохранила за собой первое место, потеряв при этом всего лишь 0,76 процентных пункта. В сравнении с результатами по другим районам подобные снижения рейтинга можно обозначить как несущественные. «Единая Россия» также достаточно незначительно улучшила собственные позиции. Впрочем, потери среди остальных партий достаточно заметны, особенно на печальном примере «Справедливой России».

Как видно из представленного выше графика, Иркутск за пять лет превратился из города коммунистов в город единороссов. При этом выделенная динамика также обусловлена вышеназванными тенденциями, в частности тесной связью партии власти и президента, разочарованием в КПРФ и т.д.

Всего в городе Иркутске в 2016 г. проголосовало 146 218 избирателей, что равно 29,82% от 490 413 человек и 22,92% от 639 581, т. е. от всего числа пришедших на избирательные участки 18 сентября в Ангарском, Шелеховском и Иркутском округах и от общеобластной явки. Таким образом, влияние областного центра на результат выборов в Госдуму VII-го созыва было действительно высоко.

В качестве заключения к данному разделу аналитической статьи перечислим все, по всей вероятности, актуальные тенденции:

1. Районы города Иркутска вносят существенный (Свердловский, Ленинский округа) и определяющий (Октябрьский + Правобережный) вклад в общий результат голосования по ИО;

2. Позиционирование «Единой России» как партии президента способствовало росту рейтинга избирательного объединения и оттоку электората других партий в пользу правящего актора политической арены России;

3. Определенная часть рейтинга, как партии, так и ее кандидата-одномандатника обусловлена взаимообменом электоратом между ними;

4. В Иркутской области действует общефедеральная тенденция к разочарованию в КПРФ как в партии-альтернативе «Единой России»;

5. Аналогом протестной партии вместо КПРФ для многих граждан выступила ЛДПР, рейтинги которых сравнялись еще в августе, что способствовало замедленному снижению популярности либерал-демократов под влиянием единороссов;

6. Активная агитационная кампания «Справедливой России» позволила партии остаться в рамках нижней палаты парламента на пять ближайших лет;

7. Ведение пассивной деятельности и агитационной кампании «Яблоком» и «Патриотами России» во многом обусловило серьезное снижение рейтингов партий.


Сравнение районных и окружных итогов голосования

Следующим актом аналитической статьи станет выявление корреляции между результатами выборов по районам города Иркутска и одномандатным избирательным округам.

Анализ взаимозависимости Шелеховского ИО и Свердловского района показал, что, несмотря на весомый вклад административной единицы Иркутска в итоговые результаты голосования, иные территории, приписанные к одномандатному округу, в большей степени оказали решающее воздействие. Так, обладая преимуществом в городе, КПРФ в конечном итоге уступила «Единой России» на ИО №95. Таким образом, с высокой долей вероятности, можно заключить, что поддержка партии власти в, преимущественно, сельской местности значительно выше, чем в городской.


Иная ситуация наблюдается на примере Иркутского избирательного округа. Проценты, набранные партиями в районах города, и результаты голосования по ИО №93 в целом совпадают, даже несмотря на то, что итоги выборов между административными единицами областного центра диаметрально противоположные. Причина подобного исхода, когда партия власти одерживает победу на уровне всего одномандатного округа, с высокой долей вероятности кроется в вышеизложенной тенденции, при которой за «Единую Россию» охотнее голосуют граждане, проживающие вне административного центра.


Ситуация, схожая с той, что сложилась в Иркутском ИО, разворачивается и в Ангарском ИО. Здесь также районные значения примерно равны окружным, что подтверждает тенденцию к тому, что результаты голосования в городе во многом определяют исход выборов в целом.

Таким образом, завершая второй раздел статьи, необходимо также выделить основные тенденции:

1. Поддержка партии «Единая Россия» в сельской местности выше, чем в городской (Шелеховский округ);

2. Вклад города в исходные окружные результаты носит определяющий характер (Иркутский, Ангарский округа).


Итоги выборов по одномандатным округам

Следующим аспектом анализа выступит сравнение итогов выборов кандидатов-одномандатников по ИО и по районам города Иркутска, а также с результатами голосования за соответствующие партии.

По данной таблице видно, что, несмотря на значительные успехи «Единой России», Алексей Красноштанов за счет собственного высокого рейтинга смог набрать гораздо больше голосов в процентном соотношении, чем собственная партия. Такое стечение обстоятельств свойственно как по району, так и по округу. В то же время во втором случае Красноштанов заручился поддержкой меньшего числа избирателей, чем в первом. Возможно, подобное связано с тем, что известность представителя партии власти достигается за счет строительного бизнеса и личного благотворительного фонда, деятельность которых видно больше именно в городе. Обратная ситуация наблюдается с Сергеем Бренюком. В данном случае, представитель КПРФ набрал несколько меньший процент, чем компартия. В этом округе фигура Красноштанова обладала полным лидерством, и составить конкуренцию представителю «Единой России» было действительно проблематично. Говоря об остальных кандидатах, то все они набрали голосов меньше, чем те партии, которые их выдвигали.


Иркутский округ, который фигурирует в данном исследовании в качестве особого случая, и в данном разделе продолжил играть в своем амплуа. В самом ИО победу одержал кандидат от КПРФ, Михаил Щапов, но, тем не менее, коммунисты не добились аналогичного успеха на партийном поприще. С точностью до наоборот проявила себя «Единая Россия». Окончательный результат, оформившийся по округу №93, стоит рассматривать скорее как исключение из правил. Возможно, это обусловлено высоким уровнем подготовки и проведения избирательной кампании кандидата от КПРФ с параллельным «уходом в тень» представителя «Единой России» в июле, что позволило коммунисту успешно организовать старт агитационных мероприятий, «зайти в округ», перетянув электорат на свою сторону. Не стоит забывать так же то, что параллельно с депутатской деятельность Щапов является предпринимателем-аграрием, что со значительной долей вероятности способствовало его победе в сельской местности. Отметим также факт, связанный с влияние граждан России, проживающих в Молдавии и пришедших голосовать на избирательные участки, на исход выборов. В таблице выше, как уже было сказано, представлены результаты голосования без учета данных, полученных от УИКов вне территории РФ. Можно заметить, что отрыв Щапова от Канькова и в округе, и в районе достаточно значительный. Если же посмотреть на официальные результаты выборов по Иркутскому ИО, в которые уже включены голоса «из-за границы», то коммунист будет опережать единоросса на 4%, т.е. на 7 131 голосов. Вероятнее всего, такое влияние оказали россияне, проживающие в Молдавии и, в частности, в Приднестровье, которые, как правило, больше симпатизируют «Единой России», а значит и ее представителям. Действительно, при игнорировании этого воздействия выясняется, что в самой Иркутской области за Канькова проголосовало 41 850 избирателей, а за Щапова – 59 083, а при его учете – 53 473 и 60604 соответственно. Заключить можно то, что персоналия одномандатника повлияла на выбор избирателя в разы больше, чем его партийная принадлежность, в противном случае результаты голосования по спискам и за конкретную кандидатуру были бы схожи. Действительно, за Канькова проголосовало 53473 избирателя, из которых . Таким образом, именно поэтому не видно закономерности между голосованием за партию и за ее представителя.


Взаимозависимость Шелеховского избирательного округа и Свердловского района аналогична представленной на примере связи Ангарского ИО и Ленинского района Иркутска, однако же и здесь присутствует своя специфика. Сергей Тен, как и Алексей Красноштанов, набрал большее число голосов чем сама «Единая Россия» по причине наличия значительного рейтинга узнаваемости и популярности среди населения. Параллельно с этим отметим, что больший процент у кандидата от партии власти на окружном уровне, чем на региональном связан с активной агитационной кампанией Тена за пределами Иркутской области. Акцент на дорожной деятельности, которой Сергей Юрьевич занимается и как бизнесмен, и как депутат, добавляет представителю «Единой России» дополнительные рейтинговые пункты в округе, в котором расположена федеральная трасса. В свою очередь кандидат от КПРФ, Антон Романов, за последние пять лет пребывания в Госдуме VI-го созыва выпал из регионального политического поля, а кроме этого использовал достаточно невнятную агитационную риторику, которую можно кратко описать лозунгом «Россия – не колония Запада». Увлекшись достаточно эфемерными идеями экс-единоросс, а ныне представитель компартии попросту забыл о Иркутской области. В то же время достаточно высокий процент голосов, полученный Романовым в пределах города Иркутска, обусловлен известностью кандидата за счет собственных спортивных Школ, которые обладали некоторой популярностью в конце 90-х-начале 00-х гг. Однако же за пределами областного центра представитель КПРФ менее известен и популярен по вышеописанной причине.

По традиции окончим раздел статьи выделенными тенденциями, сформировавшимися в Иркутской области во взаимосвязи избирательных округов и районов города Иркутска:

1. Результаты голосования по одномандатным округам обладают собственной спецификой, при которой персоналия кандидата играет большую роль, чем партийная принадлежность;

2. Профессиональная деятельность кандидата в депутаты по одномандатному округу играет немаловажную роль при формировании рейтинга поддержки среди избирателей.


Сравнение показателей явки

Еще одним немаловажным показателем любого электорального цикла является явка избирателей, которая будет фигурировать в данном исследовании как последний элемент анализа.

Представленная диаграмма показывает, что явка и в Иркутской области, и в Иркутске, и в отдельных районах регионального центра в 2016 г. по сравнению с 2011 г. значительно сократилась. Причина подобного повсеместного снижения с большой долей вероятности кроется в необходимости проведения максимально тихой кампании, которая позволит в условиях внешнеполитической нестабильности и экономического кризиса не спровоцировать еще и внутриполитические коллапсы. Действительно, основной темой телевизионных СМИ в 2016 г. были скорее выборы в США или Олимпиада в Бразилии, нежели формирование нового созыва депутатов Госдумы в России.

Подводя итоги анализа выборов в Госдуму-2016 на примере г. Иркутска, стоит отметить, что областной центр Приангарья действительно оказывает существенное воздействие на окончательные итоги голосования. Таким образом, можно предположить, что в любой общерегиональной кампании и партии, и кандидаты должны скорее акцентировать свое внимание и сосредотачивать работу в самом городе, нежели в отдельных районах Прибайкалья. В очередной раз стоит упомянуть, что аналитическая статья не затрагивала Братский избирательный округ и Братск как такой, хотя именно этот муниципалитет правит балом на севере Иркутской области, не зря называясь северной столицей Приангарья.


Никита Недаболюк


comments powered by HyperComments
26 Мая 2016

И снова праймериз

Предварительное голосование крупнейшей партии в стране уже завершилось - 22 ...
1 Октября 2016

Ольга Носенко: Формат взаимодействия с правительством после выборов 2015 года у меня не изменился

Об этом депутат Заксобрания Иркутской области от КПРФ заявила на заседании ...