Фёдор Саломатов. Фото: личный архив
Фёдор Саломатов. Фото: личный архив
3 Июня 2018
Фёдор Саломатов: новые лица выборов 2018

«Клуб Публичной Политики» продолжает цикл интервью с участниками предварительного голосования перед выборами в ЗС партии «Единая Россия». Наш сегодняшний гость – предприниматель, генеральный директор компании «Старатель» Федор Саломатов, который баллотируется по Шелеховской территориальной группе. Он рассказал нам, как преодолеть монозависимость Шелехова, повлияют ли санкции на экономику Иркутской области, а также легко ли начать свое дело в современной России.


— Здравствуйте, Федор. Вам с трудом удалось найти свободное время в вашем плотном графике, чтобы провести это интервью. Расскажите, над чем вы сейчас работаете помимо вашей основной деятельности?

— Я сейчас занимаюсь развитием проекта, который сможет вдохнуть новую жизнь в экономику Шелехова. Наш город называют городом металлургов не просто так, алюминиевый завод является градообразующим предприятием. Шелехов – это моногород. Его зависимость от алюминиевой промышленности не такая сильная, как у многих других российских городов, которые построены вокруг одного предприятия. Из трех категорий моногородов Шелехов находится в последней, что говорит о том, что обстановка здесь относительно стабильна. Так, например, в случае закрытия предприятия, последующий социальный взрыв будет не таким сильным, каким мог бы быть. Экономика города не остановится, но проблемы все равно придется решать.

Проще всего решить эту проблему еще до того, как она возникнет. Именно поэтому я решил стать инициатором создания индустриального «парка» на территории Шелехова. Его цель – стать площадкой для реализации разных производственных и инвестиционных проектов.

Эта идея у меня родилась, когда я обучался в Российской академии народного хозяйства и государственной службы. Там я стал членом команды по программе развития моногородов, основной целью которой является преодоление зависимости от градообразующего предприятия.

Индустриальный парк станет площадкой, которая даст предприятиям привилегии, пусть и небольшие: в налогах на землю, в доступах к федеральным фондам развития промышленности и фондам Минпромторга. Мы делаем площадку для всех, каждый сможет пользоваться этими возможностями для продвижения своего дела. Понятно, что проще усилить то, что уже работает, но намного важнее создать что-то самому.

Второе направление, над которым я сейчас работаю – это развитие городской среды. Речь идет о развитии городского парка города Шелехов. Его территория составляет почти 26 гектаров, таких больших площадей нет даже в Иркутске. Парк можно сделать точкой притяжения не только города, но и всего района, поскольку он находится на основной трассе.


— Как именно ваша команда планирует повысить привлекательность Шелехова для бизнеса?

— В РАНХиГС нас учили искать пути выхода из ситуации монозависимости. Мы сделали полную декомпозицию города, выявили его слабые и сильные стороны: на что город может рассчитывать, есть ли на это ресурсы в плане развития производственной деятельности. В основном, потенциал будущего развития - это трудовые ресурсы, кадры, которые сегодня кует РУСАЛ.

По состоянию на сегодняшний день, в отличие от нас мало территорий могут предоставить ту рабочую силу и тот инженерный состав, который может взяться за производственную деятельность. Кроме того, важную роль в развитии производства играет наличие энергоресурсов.

Уже сейчас по телевидению говорят о том, что Олег Дерипаска планирует поднять тарифы на электроэнергию, чтобы скомпенсировать свои убытки, но я с трудом верю в такой ход вещей, ведь это снизит нашу привлекательность для инвесторов.

Сейчас развитие производственной деятельности в мире неразрывно связано с энергоресурсами: мы сможем выходить на мировые рынки только при условии размещения энергоёмких предприятий. У нас есть свободные мощности, не каждая страна может похвастаться доступом к дешевой электроэнергии. Алюминиевые заводы неспроста строят рядом с ГЭС. В Иркутской области не добывается сырье для производства этого металла, Иркутский и Братский алюминиевые заводы построены здесь исключительно по причине доступной электроэнергии.

Логистика РУСАЛа стала для меня откровением. Сырье для производства металлов везут со всего мира. Я четыре года назад стал заниматься производственной деятельностью в сфере таких больших предприятий и понял, что правит балом исключительно электроэнергия, все остальные факторы второстепенны.


— Не так давно конгресс США ввел санкции против РУСАЛа. На ваш взгляд, как это отразится на экономике Шелехова и Иркутской области в целом?

— Что есть санкции? Зачем их вводят? Их вводят с целью показать силу. Хорошо, а в дальше что? Где наши западные партнеры планируют брать алюминий? Несмотря на то, что Китай с каждым годом наращивает экспорт, с ним они сотрудничать точно не будут.

Качество Китайского алюминия уступает Российскому. Тем не менее, даже не это главное. США сегодня ведут торговую войну с Китаем. Кто сказал, что Китай согласится сотрудничать на условиях американцев? У Китая своя четкая постановка целей и задач, они точно не станут прогибаться. Речь идет не столько об экономике, сколько о политике, но я думаю, что с РУСАЛа снимут санкции.

У компании есть возможность передать контрольный пакет в собственность государства. Такой ход стал бы спасением до момента нормализации отношений. Наше правительство целиком и полностью поддерживает алюминиевую отрасль, никто не даст ее так просто загубить. Об этой возможности все говорят, но пока что никто не пользуется – видимо, все-таки идут переговоры с Америкой.

На экономику Сибирского федерального округа санкции сильно не повлияют: зарплаты выплачиваются не на бирже в Лондоне или в Японии, а на местном уровне.

Считаю, что санкции также никак не повлияют на экономику нашего города и нашей области. Для владельца компании РУСАЛ, для совета директоров санкции стали ударом под дых. Я представляю, что с тобой происходит, когда капитализация твоей компании падает на 30% – это огромный драйв, такое количество адреналина в кровь поступает, когда десятки миллиардов просто утекают! Это как прыгнуть с парашютом – сначала ощущения непонятны, а вот потом... Я думаю, они сейчас начинают приземляться и понимать, как действовать дальше.

Любой кризис – это шоковая терапия. Это не плохо, можно жить и выкручиваться, даже в такое время можно сохранить предприятие. Безусловно, это тяжело, но самое главное – не забывать о том, что в первую очередь нужно выплачивать зарплату работникам, все остальные вопросы можно решить потом. На моих предприятиях приоритеты расставлены именно так. Не всегда в решении проблем ключевую роль играют деньги, отношения с людьми зачастую гораздо важнее.


— Расскажите подробнее о вашем предприятии.

— Мы занимаемся добычей общераспространенных полезных ископаемых: сейчас, в основном, это гравий. Кроме этого мы разрабатываем месторождения базальта и гранита. Мы занимаемся полной переработкой: сортируем и дробим, а не просто продаем то, что нарыли экскаватором.

Сегодня в нашей компании 50 человек. Мы работаем уже 6 лет и достаточно твёрдо стоим на ногах: качественно производим большие объемы материалов, все удовлетворяет требованиям ГОСТа.

Я начинал с нуля: в 2011 году вместо всего этого был я один, маленький контейнер и мехлопата - одноковшовый экскаватор. Работать приходилось в чистом поле в пятидесятиградусный мороз. Я этого никогда не забуду, очень увлекательная история.

Мне не хотелось бы останавливаться на достигнутом: надеюсь, что мы еще вырастем в плане экономических показателей и производственной деятельности. Цель моей жизни – создать предприятие на 100 лет. В идеале, оно будет переходить из поколения в поколение не среди моей семьи, а среди всего коллектива. Подобной преемственности не хватает нашей стране. Наша промышленность становилась в годы Советского Союза, и сейчас её необходимо модернизировать. Мы не можем постоянно рассчитывать только на энергоресурсы и сырье. Все об этом постоянно говорят, я здесь не открываю что-то новое. Тем не менее, не все понимают, что у нас уже есть самое главное для решения наших проблем – это люди, у которых есть управленческий потенциал. Именно они смогут реализовать все точки роста. Мы не можем позволить себе этим не пользоваться.


— Я правильно понимаю, что вы применяете этот подход на своем предприятии?

— Да, я регулярно предлагаю своим подчиненным возглавить какое-нибудь подразделение. К сожалению, подавляющее большинство отказывается. Только один согласился. Не все готовы брать на себя ответственность, но каждый имеет возможность внедрять свои идеи в рабочий процесс. Все рациональные предложения я выслушиваю и использую. Благодаря этому нам удалось усовершенствовать рабочий процесс. Если мы проводим ремонтные работы, то делаем это за два дня, а не за неделю, как было раньше. У нас техническая карта написана так, что каждые 30 минут человек имеет конкретную задачу. Работать в таком ритме сложно, но за счет этого мы существенно увеличили годовой объем производства. Я считаю достижением свой подход к коллективу.


— Такой подход подразумевает наличие высококвалифицированных кадров. Вы берете на работу только выпускников лучших вузов?

— На предприятие часто приходят устраиваться на работу ребята и с высшим образованием, и из обычного техникума. Поработав с ними, я могу сказать, что те, кто пришел из техникума намного лучше усваивают информацию, чем инженеры, пришедшие с дипломом вуза. Например, у меня работал инженер горных работ, который ни разу не был на практике – ему заочно проставили печать, и этим все ограничилось. Когда он устраивался на работу, он не мог ответить даже на элементарные вопросы, это страшно.

Вопрос образования – больная для меня тема. Я не понимаю, зачем мы все его получаем? Что родители пытаются дать своим детям, когда гонят их в университет? Получил ребенок высшее образование, а дальше что? Сейчас мы четыре года учимся, получаем диплом бакалавра, потом идем в магистратуру… По идее – это правильно: за четыре года ты получаешь основы, дальше выходишь «в поле», набиваешь шишки и понимаешь, как работает механизм, и только после этого идешь в магистратуру, но многие пропускают промежуточный этап. Высшее образование без практики – потерянное время


— С этим трудно не согласиться. Расскажите про вашу трудовую практику.

— Я работаю с 16-ти лет, моя трудовая карьера довольно извилистая: моей школой стали жизнь и предпринимательство. Тем не менее я до сих пор постоянно обучаюсь на разных курсах. Я самодостаточен, меня не нужно направлять


— В России сейчас легко просто взять и открыть свой бизнес?

Да, никаких проблем. Что такое «открыть свой бизнес»? Зарегистрировать ООО через «Мои документы» или «Госуслуги»? Это ты можешь сделать дома, не отходя от компьютера. А вот выбрать ниши, запустить бизнес-процесс, наладить работу и хотя бы сохранить предприятие – это уже гораздо сложнее.

Есть крылатое выражение: «Открыть магазин легко, но не дать ему закрыться – это искусство». Открыть бизнес – легко. Удержать – сложно, но пробовать стоит. У меня было две торговых компании, я занимался разными вопросами, но не все было успешно.


— Как думаете, в законодательстве сейчас можно что-то улучшить, чтобы удержать бизнес было легче? Что именно?

— Однозначно. И не только в законодательстве. Я бы дал мелким предприятиям возможность реального льготного кредитования, с менее жесткими требования компенсации рисков. Самый высоко-рискованный бизнес в нашей стране – это производство, но без него мы не можем развиваться. Камень преткновения: нам это нужно, но мы не можем.

Законодательству нужно менять подход к инвестированию государственных средств, и в этом направлении необходимо работать, работать и еще раз работать! Сегодня фонд развития промышленности дает возможность льготного кредитования под 5%, но мы должны обеспечить эти деньги.

Важно работать с системой обеспечения. Мы не сможем развиваться, если государство не будет помогать инициативным людям, у которых есть идеи. Нужно создавать фонды, которые будут нивелировать риски. У любого бизнесмена абсолютно все сходится на бумаге в бизнес-плане: окупаемость, возвратность, платность. В жизни не все так гладко. Предпринимателей нужно поддерживать, несмотря на то, что они могут ошибаться. Ошибки делать не страшно... Нельзя знать все, но всегда нужно к этому стремиться. Я для этого сам изучаю мир вокруг себя и стараюсь перенимать успешные методики, которыми уже пользуются другие предприниматели. Для этого и благодаря этому я постоянно ищу новые контакты, расширяю границы общения и поддерживаю связь с людьми.


— Насколько коммуникабельность важна для предпринимателя?

— Коммуникабельность очень помогает в решении рабочих задач. Зачастую мне нужно решать проблемы в других городах. Для этого иногда достаточно взять записную книжку и через знакомых в том или ином населенном пункте прорабатывать проблему или просто получать важную информацию.

Интернет дал возможности безграничных действий, в особенности, если правильно им пользоваться. Социальные сети очень помогают развиваться и продвигать свой бизнес. Я всегда старался, чтобы в моем окружении были люди, которые стремятся к чему-то, и равнялся на них.

Когда я обучался в Москве в РАНХиГСе, у нас в коллективе было порядка 50-ти представителей разных муниципалитетов из разных сфер деятельности. Я общался с ними, видел различные подходы к решению проблем.

Я всегда зову знакомых из других регионов на Байкал, рекламирую нашу область, как промутер, который раздает листовки на улице: «Ребята, да вы что, тут у нас замечательный такой край, вэлком». Зачастую они приезжают, мы делимся информацией, я узнаю многое у глав муниципалитетов и у других предпринимателей.

Раньше я думал, что все эти люди заносчивые, а на самом деле с них нужно брать пример. Про одного из моих знакомых в Московской газете писали: «Руководитель, который твердо отстаивает свои убеждения и благодаря внутренней дисциплине увеличил свой коллектив до тысячи человек». Я очень многому научился от людей с позитивными примерами работы.

Негативным опытом тоже стоит делиться. Например, 14 июня в Новосибирске будет проходить круглый стол по развитию моногородов. Там будут в подробностях описаны проблемы и лучшие практики по их решению, опять же, много с кем встретимся и обсудим, как подключить людей к улучшению жизни в городе.

Что бы ни делала власть, до тех пор, пока я, ты и люди вообще не станут уважительно относиться к тому, что происходит вокруг, мы не сможем держать страну в порядке. Например, я надеюсь, что ты не свинячишь, когда ходишь по улице. Того же я требую от себя.


— Как вы оцениваете развитие гражданского общества, низовую активность людей?

— У людей внутренняя паника. Они как в песне «Я не за тех, не за других...». Главная проблема – полное непонимание людьми происходящего вокруг. Когда ты не понимаешь, что происходит – ты опускаешь руки. Сейчас граждане нашей страны не знают, что их ждет дальше. Каждый мужик на Земле должен знать, что будет завтра, потому что ему нужно семью кормить. Я так смотрю на вещи.


— Как вы считаете, с чем связано это непонимание?

— Некому объяснить людям, что происходит и почему. У меня есть много вопросов к чиновникам: «Почему вы не работаете в полях? Почему мы видим вас только на заседаниях? Почему в промежуток от заседания к заседанию вы в люди не выходите?» Ограниченные часы приема, когда ты можешь попасть к своему депутату только 5 часов в неделю – это вообще недоразумение. Я убежден, что если человек избрался от народа, то он должен быть с людьми.

Если бы политики больше внимания уделяли своим избирателям, то такого непонимания, как сейчас, не было бы.

Для депутатов и чиновников я бы ввел коэффициент эффективности работы: не справляешься с обязанностями – уходи. Почему в совете директоров крупных компаний, если ты не покажешь эффективность – ты уходишь, а в политике - нет?

Мне кажется, чиновник, который сказал бы: «Ребята, простите, я не справляюсь с обязанностями, я слишком себя переоценил и теперь хочу дать попробовать другому человеку реализовать свой потенциал и что-то изменить», – попал бы в историю. Поэтому я думаю, что понятие «эффективность» должно применяться к политике. Пусть это сложно сделать в геополитических отношениях, но на региональных уровнях это возможно.

Конечно, эту мою инициативу никто и никогда не поддержит. Кроме того, такая система оценки породила бы огромное пространство для злоупотреблений. Но для того, чтобы повысить эффективность государственного аппарата, нужно что-то делать.

Возвращаясь к вашему вопросу о гражданском обществе – что бы мы сейчас не запустили для воодушевления людей, что-то пойдет не так. Хотя пробовать прививать гражданскую активность населению необходимо. У нас нет ещё пяти лет, чтобы сидеть на месте и не вмешиваться в дела области. Нужно пробовать что-то новое, рисковать и развиваться в разных направлениях.


— Кому именно, на ваш взгляд, необходимо пробовать рисковать и развиваться – правительству или обществу?

— Тем, кто берет на себя ответственность. Каждому из нас нужно не бояться ошибок и делать что-то новое. Это нужно делать молодежи, мне как предпринимателю и главе семьи, нашим политикам. Отвечая на вопрос прямо, пробовать что-то новое необходимо всем. Никогда не ошибается только тот, кто не делает ничего.


— Почему вы решили заняться политикой?

— Я идейный человек, и моя цель – развитие промышленности и инфраструктуры на территории Шелехова. Я налаживаю прямые контакты с инвесторами, которые будут вкладывать деньги в наш регион. Не через фонды и какие-то инвестиционные программы, а напрямую, потому что инвестор должен понимать, кто работает на территории и затем предлагать свои идеи.

Есть очень много инвесторов разного уровня, которые хотят вкладывать свои деньги в Иркутскую область, но они не понимают, с кем работать.

Я хочу попробовать свои силы в Законодательном собрании, чтобы стать связующим звеном между бизнесом и властью, показать активность и реальную работу. Даже если я не выиграю на выборах, я не остановлюсь, а буду дальше стремиться к лучшему. Но если я выиграю и не справлюсь – я уйду.

На уровне Заксобрания мы должны вносить изменения в инвестиционную политику, сделать визитку моногорода и транслировать ее во всём мире, обмениваться этими данными со всеми возможными площадками. Мы должны заходить на крупные краудфандинговые фонды и показывать, что государство готово сотрудничать.


— Почему вы выбрали партию Единая Россия?

— Хороший вопрос. Потому что, на мой взгляд, эта единственная партия, которая говорит о развитии промышленности и учит расставлять правильные акценты в этой сфере.

Единая Россия очень хорошо работает в информационном пространстве, и она у всех на слуху, а это важно – быть информированным. Что касается других партий: не хочу никого обидеть, но нужно развиваться и создавать полноценную конкуренцию. У партии должна быть идея, на которой всё завязано, и люди, которые эту идею поддержат.


— А какая идея у «Единой России»?

— Единая Россия – партия, которая безоговорочно поддерживает нашего президента. В его майских указах очень четко говорится о развитии промышленности в регионах. Люди должны видеть позитивные примеры. Я говорю про конструктивную работу. Общество напугано внешним врагом. Может быть, позитивный пример поможет наладить обстановку.

Я готов идти и ломать стереотипы, сегодня мало кто может заявить об этом публично. В глазах других людей, участвующих в праймериз, я не вижу цели. Для меня продуктивный возраст – до 60 лет. Шестьдесят – возраст, когда стоит остановиться и дать дорогу следующим поколениям, дать выход их энергии.


— Что вы успели сделать в рамках своей предвыборной программы? Как оцениваете своих коллег?

— Я очень хорошо отношусь к Тенигину Алексею Юрьевичу, но при всем уважении к его заслугам, для него пришло время уступить дорогу молодым. Другой мой оппонент, кстати, молодой – Артем Цындыжапов. Он неплохо выступает на публике, но с какой целью он идет в Законодательное Собрание?

Другой мой соперник – Рогов Василий Иванович из Ангарска, очень хороший человек: у него твёрдая рука, он позитивный, своими высказываниями может буквально гвозди забивать. Он вызывает уважение, но возраст у него уже непродуктивный. Его сын – управляющий предприятием, мне не понятно, почему вместо себя он не отправил его. При всём уважении к Василию Ивановичу – он не сможет решать разноплановые вопросы.

Кроме того, всем своим коллегам мне бы хотелось задать вопрос: «Если вы не справитесь, то вы готовы передать мандат другому?»

Я работал над своей программой, над изучением рынков: регионального, федерального и международного. Как я говорил, уже сегодня я занимаюсь подготовкой документов к регистрации индустриального парка.

Я считаю, что, реализовав мою программу, мы будем способны создавать инновационные образования в плане новых компетенций. На площадке индустриального парка можно сделать обучающие центры и лаборатории, где специалисты смогут совершенствовать свои навыки.


— Как вы оцениваете свои шансы на победу?

— Не думаю, что мне удастся победить в праймериз. Меня услышало недостаточно людей. Но, скорее всего, даже если я не выиграю в предварительном голосовании – я все равно поборюсь за место в Законодательном Собрании. Мне ведь ничего не мешает пойти как самовыдвиженец.


— Вы уже проводили встречи с избирателями?

— Да, но не так много, как хотелось бы. Сейчас я размышляю о том, как их эффективно проводить, чтобы не просто говорить, а устраивать тематические мероприятия, слушать вопросы и замечания. Конструктивная критика очень важна. Только благодаря ей можно найти недочеты в своей программе, открыть глаза на ранее незамеченные погрешности. Я всегда говорю «спасибо» за такую критику.


— Какие проблемы беспокоят людей, с которыми вы уже встретились?

— Основные, безусловно, это – дороги, вода и занятость молодёжи.


— У вас есть подходы для решения этих проблем?

— Дорогами нужно заниматься качественно, их не нужно латать местами и где-то подсыпать. Важен подход к жителям. Им можно сказать: «Сегодня мы сделаем не 10 дорог, а две, но они прослужат без малого пять лет, ремонта остальных придется подождать, но результат будет качественным».

Что касается воды, федеральная программа «Чистая вода» работает, но необходимо продвигать её в министерствах: сидеть в коридорах и добиваться улучшения всеми силами. Сейчас люди не хотят этого делать, но пути решение проблемы есть. Федеральная программа есть, в области ее применяют, просто ей нужно за-ни-мать-ся! И заниматься этим должны в первую очередь люди с депутатскими значками на пиджаках.


— Если вы пройдете в Заксобрание, что вы сделает в первую очередь?

— Во-первых, сразу же выйду в люди. Намечу план встреч с разными категориями избирателей, так как сразу со всеми встретиться не получится. Мы будем делиться проблемами и выводить их в общую программу действий. Вместе мы должны понять процессы и включиться в них, иначе гражданского общества у нас так и не получится. Только работая вместе, мы сможем его построить.


Традиционно, в заключении интервью – дайджест. Я задам вам несколько вопросов, на которые вы должны ответить не задумываясь.

— Если бы у вас было два взаимоисключающих пути: потерять предприятие и гарантировано получить мандат депутата Заксобрания, или сохранить предприятие, но остаться без мандата, что бы вы выбрали?

— Предприятие забирайте, людей оставьте.


— Иркутск или Шелехов?

— Шелехов.


— Деньги или власть?

— Деньги.


— Если не Путин, то кто?

— Я.


Вы первый кто так ответил и мне это нравится *смеется*. Мне было очень приятно с вами пообщаться. Большое спасибо за интервью.



Интервью: Роман Труфанов

Текст: Анастасия Беломестных



comments powered by HyperComments
13 Июня 2018

Василий Чинник: новые лица выборов 2018

«Клуб Публичной Политики» продолжает знакомить вас с новичками политической арены Прибайкалья в рамках проекта «Новые лица выборов 2018». Се...
30 Мая 2018

Владислав Зарубин: новые лица выборов 2018

«Клуб Публичной Политики» продолжает проект «Новые лица выборов 2018». На этот раз наш собеседник – начальник юридической службы Восточного ...