Фото: sledcom.ru
Фото: sledcom.ru
28 Октября 2019
«Мы сейчас боремся не только за Сергея Копылова, но и за весь Байкал». Интервью с Сергеем Перевозниковым и Романом Ищенко

11 октября 2019 года Иркутский областной суд оставил без изменений приговор бывшему мэру Ольхонского района Сергею Копылову. Напомним, что 13 июня Эхирит-Булагатский районный суд обвинил бывшего главу Ольхонского района в превышении должностных полномочий и приговорил к трём годам лишения свободы. Следствие полагает, что будучи мэром района в 2013-2015 годах, он незаконно распорядился землей, которая была включена в состав Прибайкальского национального парка: передал несколько участков в аренду строительной фирме, занимавшейся реконструкцией дороги Еланцы — Хужир. На этих участках компания заготавливала гравий для отсыпки новой трассы. В результате, по утверждениям прокуратуры, бюджету РФ был причинён ущерб в 29 млн руб. Позицию районного суда не поддержала общественность. На защиту бывшего чиновника встали жители территории, которой руководил Копылов, – они проводили митинги, писали письма властям и публиковали петицию. Жители считают, что экс-мэр успешно решал проблемы района, строил детские сады, дороги и больницу.

«Клуб Публичной Политики» решил более подробно разобраться в данной ситуации и выяснить все нюансы данного дела вместе с главными активистами общественного движения за освобождение Сергея Копылова, Романом Ищенко и Сергеем Перевозниковым. Наш обозреватель поговорил с общественниками.


Вы называете дело Сергея Копылова «Байкальской правовой аномалией», почему вы выбрали такое определение?

«По моему мнению, качество нынешней российской правотворческой деятельности оставляет желать лучшего. Законы зачастую не принимают во внимание многие тонкости и особенности реальной жизни. И проблемы таких законов зачастую начинаются с первого их практического применения. Ситуация с Сергеем Копыловым именно из таких. Байкал – особая природная зона и требует особого нормативного регулирования. Понимая такую ситуацию, многие ученые, академики и политические деятели развернули работы по созданию особых норм ещё в 1980-х. Но все попытки в создании такого особого законодательства терпели неудачу в силу своего низкого качества. Например, до сих пор на кадастре не обозначены границы Прибайкальского национального парка. Некоторые законы имеют между собой множество противоречий, а также являются недоделанными и недодуманными», – отмечает председатель Совета Иркутского регионального отделения общероссийской общественной организации «Деловая Россия», Роман Ищенко.

«Такие правовые аномалии существуют по всей стране, однако у нас они усиливаются двумя факторами. Это закон о защите озера Байкал и отдельные подзаконные акты, а также границы заповедников, различные законы на запрет рыбной ловли и так далее. В общем, хотели как лучше, а получилось как всегда. Всё это настолько переплетено, что от этих законов стало только хуже жителям этих территорий», – добавил предприниматель, Сергей Перевозников.


То есть из-за данной специфики мэрам Прибайкальских территорий лучше вообще ничего не делать, чтобы избежать проблем?

Роман Ищенко: «Если говорить об административных чиновниках и муниципальных служащих, то они тоже являются заложниками данной ситуации. Мэр – это публичная личность, на которую ложиться большой груз ответственности и здесь выход может быть только один – максимально постараться снизить свою активность, потому что любая активность порождает правовые последствия и риск быть «посаженным» стремиться чуть ли не к ста процентам».

«Мэры избрали такую тактику: пусть лучше прилетит за «ничегонеделание», чем прилетит за «делание». Они сейчас выбирают меньшее из зол и просто ничего не предпринимают», – дополнил Сергей Перевозников.


Кто должен заниматься законодательством Байкала? Какие изменения ввели бы вы?

«Заниматься этим должны те, кто всё это наворотил – юристы. Но хочется отметить, что у нас не обладает авторитетным мнением такая отрасль как наука. Лимнологи, экологи, биологи и так далее. Юристы сейчас пытаются вогнать реальную жизнь в свою схему, где жизни быть не может. Поэтому работу нужно выстроить так, чтобы юристы находились в прямом подчинении у людей знающих, обладающих профессиональными знаниями. А если юристы у нас встанут во главе распутывания данной ситуации, то они её ещё дальше запутают», – считает Сергей Перевозников.

«Нам нужно найти схему адекватного взаимодействия с окружающей средой. Сейчас те, кто занимается этим законодательством ставят такую позицию, что экология и человек- это несовместимые вещи. Необходимо снять противоречия между социальной жизнью людей и природой с помощью законодательства. Для отражения реальной картины требуется глубокое погружение в проблему ученого сообщества. По моему мнению, это должна быть плодотворная работа на ближайшие 3-4 года, с привлечением различных ресурсов: человеческих, научных, денежных. Одним из наших предложений было создание проектного офиса по решению данной проблемы, однако губернатор Иркутской области нас проигнорировал», – предполагает Роман Ищенко.


Очень редко происходят такие ситуации, когда народ встаёт на защиту чиновника. Почему сейчас люди выступили в защиту Сергея Копылова?

Сергей Перевозников: «Такая реакция связана с несправедливостью ситуации. Люди жили, живут и хотят жить на этой территории, а их давят. Они не могут узаконить свою землю, не могут работать на турбазах, турбазы постоянно сносят, да даже дрова заготавливать не дают.

Вот пример: нынешнему мэру Ольхонского района была поставлена задача решить проблему с мусорными контейнерами. Контейнеров по числу жителей необходимо 100 штук, однако там намного больше туристов и исходя из этого было закуплено 200 контейнеров. И в итоге получилось, что он нарушил бюджетные правила и превысил свои полномочия пытаясь решить проблему с мусором в районе. Не надо далеко ходить, я – местный житель Ольхонского района, получил предписание от МЧС сделать на своём участке минерализованную полосу. Живу на опушке леса, следовательно я должен срубить 50 метров леса первой категории. И представьте, что я их срублю. Да я сразу пойду за Копыловым. Вот и правовая аномалия.

И вот подкручивают, подкручивают гайки, а потом всё это выливается в недовольства. Не надо искать провокаторов среди патриотов. Однако есть и такие, кто думает, что Копылов сильно высовывался и поэтому так получилось. С нами ничего не будет, моя хата с краю, как говориться и всё обойдётся. Одним словом, «пофигисты» и таких тоже много».

Роман Ищенко: «Копылов, по мнению многих жителей, очень эффективный управленец. Я также думаю, что у него сложились хорошие взаимоотношения с населением. Безусловно есть и вторая причина – давление на жителей Ольхонского района со стороны законодательства, когда у людей отбирают землю, не дают вступить в право наследования дома или территории, потому что теперь по законодательству она не может быть использована человеком. Люди лишились своих законных прав, которые им даёт Конституция. Копылов стал символом данной ситуации в глазах простых граждан».


Почему, несмотря на серьёзные доказательства и общественный резонанс, приговор оставили в силе?

«Мне кажется, что судебная власть принимала это решение с некоторым прогнозом на будущее и позицией «Нельзя показывать слабину». Они побоялись, что отменив приговор Копылову, каждый день у здания суда будут собираться другие люди и требовать обжалования по другим делам, пустяковым и не пустяковым. Возможно, были и другие причины и мотивы. Но, несмотря на мотивы, решение суда, по моему мнению и мнению многих людей, несправедливое. Создается некая коллизия, когда и судебной власти нужно самосохраняться и социальное напряжение нарастает и никуда не девается, а это значит, что скоро оно взорвётся, но этого не хотелось бы. За этой ситуацией следят тысячи людей, кому небезразлична судьба Копылова и Ольхонского района», – рассказывает Роман Ищенко.

«Я могу говорить о тех вещах, о которых я знаю. Во-первых, корпоративная солидарность. У нас вообще по стране всего 0,2% оправдательных приговоров. И если один судья кого-то оправдает, то следующим на том месте может быть уже он. Во-вторых, у них своя правда. Они искренне считают, что путём введения и ужесточения запретов мы чего-то достигнем. Мы 30 лет путаем понятия охранять и сохранять. Сейчас Байкал охраняют, а не сохраняют. А охраняет обычно сторож, которому выделили территорию и он за ней наблюдает, а всё что дальше не его забота. И тем более, мы сейчас не приумножаем богатства Байкала», – считает Сергей Перевозников.


Закончите ли вы общественную работу или продолжите бороться?

«Сейчас мы больше будем работать в рамках правовой сферы. В планах есть возможность подать на помилование Президенту РФ. Я считаю, что здесь никто не будет ограничивать его решения. Учитывая, что Сергей Копылов не общественно опасен, а наоборот общественно полезен и является эффективным руководителем, то почему бы и не рассмотреть возможность помилования со стороны Президента», – предполагает Роман Ищенко.

«Я считаю, что мы сейчас боремся не только за Сергея Копылова, но и за весь Байкал. Задача показать, что мы можем достигнуть гармонии лишь сохраняя и преумножая, а не охраняя. Необходимо свести всё к реальности, а не к законам. Где-то стоит закрыть территории, оставить нетронутыми. Где-то поставить какие-нибудь экономические объекты, лёгкое экологичное производство, например, в Листвянке или в Байкальске. Что касается попытки помилования, то это уже решение которое, я считаю, должен принять сам Сергей Копылов и его семья. Надо ему это или не надо».


Есть ли шанс у Сергея Копылова вернуться в политику после освобождения?

«Если честно, не знаю всех юридических тонкостей. В любом случае он уже будет со строчкой «осужденный» в своём резюме. Однако я думаю, что Копылов – лидер мнений, по крайней мере в своём районе, и люди ему доверяют, поэтому шансы есть».

«Сергею Копылову уже давно не нужна была политика. Денег нет, поддержки нет, ответственности слишком много в таком районе, а сделать ничего не можешь. Он до этого говорил, что больше в политику не пойдёт. Но после нынешних событий точно сказать не могу, может и вернётся, а может и нет».


comments powered by HyperComments
14 Января 2019

Максим Дудин: Главная моя должность – это «коммунист», а все остальное – должности, поручения – это моя обязанность

Мы продолжаем проект «Встречи с молодыми представителями Иркутской политики». В этот раз у нас в гостях побывал первый секретарь Иркутского ...