9 Февраля 2018
Хорошо там, где нас нет?

Закончилась ли холодная война между Россией и США? Сегодня существует несколько мнений по данному вопросу, однако, большинство исследователей склоняются к тому, что война всё ещё продолжается. Принятие закона об иностранных агентах для общественных организаций, закона об иностранных агентах в СМИ подтверждают факт того, что Soft Power США активно работает, и РФ пытается противоставить этому. Студент 4 курса Иркутского Государственного Университета, направления «международные отношения» и участник программы «Russia Youth Environmental Program» Александр Щербаков рассказал КПП о том, как реально работает Soft Power, а также о некоторых ценностях и особенностях Соединённых штатов Америки.


— В последнее время в России бытует мнение, что нам необходимо создавать свою «мягкую силу», возможно ли её создание на таком же уровне, как у США?

— По мнению Джозефа Найма «мягкая сила» существует только у США. Когда ты попадаешь в эту страну у тебя складывается впечатление, что это так. Многое отображенное в массовой культуре реально. Например 16-летние подростки действительно приезжают в школу на автомобилях. Соответствуют кинематографическим стереотипам также образы разных городов и штатов. Допустим, в Вашингтоне, округ Колумбия, живёт много афроамериканцев, и район считается довольно опасным, там всегда много полиции, в то время как в Нью-Йорке, на юге Манхэттена, Wall St. – идеально чистая и богатая улица.


— Хорошо, тогда если только у США есть реальная «мягкая сила», то можно сказать, что это связанно с финансовыми возможностями государства или потому что это необходимо США для реализации своих интересов в мире?

— Мы можем взять миллиарды и вложить их в «мягкую силу», как это происходит в России, где мы пытаемся возродить наш кинематограф. Но в США «мягкая сила» лишь дополняет могущество страны. У них есть финансы, военная сила, а soft power – это их культурное доминирование. Особенно ярко это проявляется в медиа пространстве. Например, сериалы, которые сейчас очень популярны, среди них сложно припомнить популярный и качественный отечественный сериал, а не адаптацию американского.


— Один из советников президента Картера говорил о том, что важно создать привлекательный американский образ жизни. В чём суть этого образа жизни и почему он привлекательный для многих людей?

— Мне кажется, что в основе американской мечты лежит индивидуализм и идея о том, что личность превыше всего, особенно заметно это в последние 20 лет. В американской мечте нет идеи какого-то общественного блага. Она выглядит так: я хочу иметь большой дом, две хорошие машины, красивую стройную жену и того, чтобы мои дети учились в хороших университетах. Эти ценности просты и понятны каждому человеку. Ценность общественного блага необходимо объяснять людям, чем, к примеру, занималась советская власть на протяжении 70 лет. Мне кажется в этом и заключается популярность американской мечты: она интуитивно понятна всем. Когда люди, которым, казалось бы, не присущ индивидуализм, из таких стран как Китай или Япония попадают в США, то у них происходит что-то вроде переформатирования. Идея о «плавильном котле наций» до сих пор не исчерпала себя, она реально подтверждается на практике. Безусловно, есть Chinatown и т.п., однако, если китаец, проживший в штатах некоторое количество времени, вернётся в Китай, ему уже не будет комфортно там жить.

В Америке практически каждый человек может найти что-то для себя. Мне показалось, это связано с тем, что Америка – это страна переселенцев, там изначально было очень много людей с совершенно разными верованиями, ценностями, традициями и языками. Здесь начинает играть роль принцип «лишь бы у меня всё было хорошо, а у остальных уж как пойдёт». Это стало очень заметно после провозглашения независимости Америки: бурный рост промышленности, развитие капитализма и эксплуатация всего и вся. Любой бизнес строится на жестком индивидуализме. Все, попадая в Америку начинают жить в соответствии со своими индивидуалистическими принципами. Капитализм тем и хорош: человеческие пороки он превращает в благо для общества.


— Мы жили при социализме, строили коммунизм, сейчас хотим создать гражданское общество. Получается, что для человека сложно понять,зачем нам необходимо жить в интересах общества, а не только в своих собственных. Считается, что функционирование гражданского общества без широкой прослойки среднего класса невозможно, а в США средний класс давно сформировался. Выходит, у них есть гражданское общество, несмотря на сильнейший индивидуализм?

— Я слышал эту цепочку: экономическое развитие -> перераспределение доходов -> создание широкого среднего класса -> гражданское общество -> либеральная демократия. Получается, что сначала мы построим заводы, а потом научи людей жить. По-моему, в США другое понимание: они изначально строят какие-то социальные институты, а на них уже строится экономика. У нас разное понимание того, что такое гражданское общество и как оно должно функционировать. Грубо говоря, у них это работает следующим образом: допустим, люди собираются каждый четверг на городской площади, чтобы решить какие-то проблемы. Они не думают о том, чтобы соседу было хорошо. Для каждого из них важно, чтобы ему было хорошо: чтобы в городе были скамейки или всю улицу выкрасили в единый цвет, дабы улица на которой он живёт была красивая, а значит и его личный статус в обществе был выше. А у нас это преподносится таким образом, что необходимо сделать так, чтобы хорошо было другим - для понимания людей это достаточно странно.

Допустим, в таком небольшом штате, как Вермонт, пожарные – это волонтёры. Они не содержатся за бюджет штата. Штат покупает им пожарные машины и оплачивает курсы обучения, а зарплаты у них нет. У горожан есть свой график дежурств. Люди реально пару раз в месяц работают пожарными, потому что они понимают, что если они сами не будут следить за пожарной безопасностью, то этого не сделает никто. Сюда же накладывается ценность о так называемом максимальном опыте, т.е. чем больше количество мест, в которых ты поработаешь за свою жизнь - тем успешнее ты будешь, потому что опыта и понимания вещей у тебя будет больше. Если всегда говорить ребёнку не делать того или иного, то он, попадая в какую-то не типичную ситуацию, просто не сможет найти из неё выход. Так и у нас, если всё происходит одинаково, то сложно перестроиться на что-то новое. Для американцев, если что-то ломается, означает, что можно построить что-то новое, а не пытаться всеми возможными способами починить то, что уже невозможно.


— В 90-е годы в России активно стали создаваться НКО, финансируемые из-за рубежа, и сейчас мы можем говорить об их активном развитии. Также начали вести свою деятельность зарубежные фонды. Однако, появились законы об иностранных агентах, как среди общественных организаций, так и среди СМИ. Может ли это свидетельствовать о том, что «мягкая сила» реально работает, и Россия пытается сопротивляться этому?

— Мне кажется, что Советский союз умер не из-за экономики или чего-то ещё, а просто потому что людям залезли в голову и дали понять, что они плохо живут, а в других странах, таких как западная Германия или США, люди живут намного лучше. Главное, что именно в умах элиты эта мысль прижилась, и начались кардинальные перемены в стране.

В России существует два мнения: либо мы дураки, а они умные; либо они все дураки, а умные мы. Две крайности. Так и в этих законах. Однако, я думаю, что это происходит не просто по чьей-то прихоти, а в связи с объективными условиями, влияющими на создание и принятие таких законов.

В рамках программы мы были в бюро культурных связей Госдепартамента США. Там все говорят на русском, притом на очень хорошем русском. Очевидно, что если у государства нет никаких интересов, то ему незачем столько специалистов, знающих русский язык в подобных структурах. Я не сторонник мнения, что везде враги, но если мы позволим залезть к нам в голову, то это обязательно сделают. Если можно вывезти умных людей, то их будут пытаться вывезти. История подтверждает это неоднократно.


— Существует мнение, что тот язык, который массово изучают – это язык страны-гегемона. Согласны ли вы с этим, и какова роль языка в «мягкой силе»?

— Язык международного общения отражает объективную необходимость. Допустим французский язык – идеален для дипломатии, он очень тактичный и лаконичный. Немецкий – очень хорош для технических вещей, не зря немцы прекрасные инженеры, это очень структурированный и логичный язык. Английский язык – это язык торговли и финансов. Мне кажется, что отчасти поэтому английский язык сейчас очень важен, так как международная торговля и финансы «вращаются» на том языке, на котором проще всего об этом говорить. И, безусловно, есть некоторая роль того, что страна-гегемон должна обладать языком легкодоступным для изучения и понимания людей во всём мире. Ни Китай, ни арабский мир при всём своём влиянии, в том числе экономическом, в разные периоды истории человечества не смогли добиться того, чтобы весь мир изучал и понимал их языки, а европейским языкам это удалось.

Вообще, изучать иностранные языки для России – не самая типичная вещь. Отсюда и страх, что мы все начнём говорить англицизмами. В Европе же знать несколько языков - это совершенно обыденная вещь для человека. При этом в каждом государстве сохраняется национальный язык. Именно это межкультурное взаимодействие помогает им перенимать что-то друг у друга, при этом сохраняя свою уникальность. В Америке около трети переселенцев были немцы, так немецкий язык имел все шансы стать официальным языком в США, но благодаря перевесу в два голоса при голосовании в Конгрессе победил английский. До сих пор для американцев очень престижным считается знать именно немецкий, однако никто не переживает о том, что Германия хочет захватить США. Вообще американцы впитали много различных культур, и для них вполне нормально, что человек на вопрос о том, какой он нации, отвечает, что он американец, а если спросить какой национальности – то он будет и итальянцем, и евреем, и поляком. Одной из сильных сторон «мягкой силы» США является то, что, попадая в Америку каждый может почувствовать себя американцем, но в душе остаться русским. Чтобы стать русским – нужно родиться русским. Именно для Америки характерно, что, попадая в страну, ты начинаешь чувствовать себя частью этого общества достаточно быстро. У итальянского ресторанчика может висеть флаг Италии, флаг США и флаг штата. Тоже очень характерная особенность Америки, не типичная для России: гордиться тем, откуда ты. Это проявляется даже во флагах, то есть каждый будет и американцем и, допустим, техасцем. При этом американцы не жалуют федеральное правительство, зато местная власть – это их власть. Это происходит опять же из-за того, что в местных органах власти те, с кем они реально знакомы: соседи или коллеги по работе. Это тоже очень необычно для России.


Текст: Надежда Землина




comments powered by HyperComments
15 Марта 2018

Татьяна Токарева: патриотизм – это чувство, а чувства поддаются воспитанию

Татьяна Токарева: патриотизм – это чувство, а чувства поддаются воспитанию
Ещё в ноябре прошлого года в Госдуму был внесён проект зако...
14 Апреля 2017

Алексей Савельев: Я себя политиком не считаю

Дума города Иркутска – место, где решаются хозяйственные проблемы областного центра и разрабатывается стратегия его развития. Депутат местно...