30 Октября 2018
Иван Булатников мэр Юголокского муниципального образования: «Я не вел избирательную камапнию. Все были в шоке от результатов, и население тоже»

Сегодня в гостях у «Клуба Публичной Политики» очень молодой мэр Юголокского муниципального образования, ему всего 21 год. Как Ивану удалось избраться в далеком Юголокском МО, какие у него были цели и в чем заключается его ежедневная работа? Ответы на эти и другие вопросы вы сможете прочесть ниже


— Как же все-таки вас так занесло, ведь Юголок это не ближний свет – Усть-Удинский район?

— Очень интересная история. Это, скорее всего, судьба. Мечта была стать мэром. И даже в ежедневнике был этот пункт. Партия ЛДПР предложила мне идти на выборы главы, и я подумал, а почему бы и нет. Сразу, конечно, сказали, что это Усть-Удинский район, и сперва я отказывался. Главные вопросы были тогда – далеко, зачем...


— Где же проживает глава муниципального образования?

— У меня была проблема с жильём и меня подселили к дедушке с бабушкой в соседний с ними дом в одной ограде, сбылась еще одна мечта, так как у меня не было дедушки с бабушкой. Кстати, они бывшие строители – просвещают меня в этом деле, вместе кушаем. У нас много бесхозных домов, но мы работаем с программой аварийного жилья и справляем ситуацию.


Об избирательной кампании

— Почему выбрали именно партию ЛДПР?

— Изначально я попал в эту партию, так как мне понравилась её молодёжный состав. Я занимался в Черемхово молодежной политикой и где-то ее нужно было продолжать. Там же проходило мероприятие – «студзима», вроде бы, называлась. Там я познакомился с молодёжным координатором, а ныне депутатом Ушаковского муниципального образования – Денисом Кулагиным. Он меня пригласил, и я увидел, как там ребята работают, увидел эти теплые отношения. То есть мне понравилась именно атмосфера, царившая среди молодежи. Там не было грызни, как в рядах «Единой России». Также некоторые позиции партии ЛДПР в принципе мне близки, и они мне нравятся. Однако у нас очень многое держится на лидере и на его харизме, это же и мешает нам иногда работать. Население уже сформировало мнение о Жириновском, как о человеке, который хочет войны. И когда такие разговоры заходят, то я говорю: «Ребята, пожалуйста, не путайте человека и партию, а также партию, и человека, а рассматривайте на нас как личностей, и только потом уже как членов партии». Потому что многие до сих пор шарахаются от этого. И еще один момент – в партии ЛДПР делать политическую карьеру легче. Не думаю, что с «Единой Россией» мэром в 21 год я смог бы стать. И благодаря партии я сейчас получаю реальный опыт и это мне нравится.

«Яблоко» не рассматриваю, так как осталось стереотипное мнение о демократах 90-ых, да и ребята из ЛДПР просто быстрее сработали. Тот же Кулагин раньше обратил на меня внимание.


— Были ли еще какие-то кандидаты от других партии?

— Я был от ЛДПР, были и еще два человека, но они шли самовыдвиженцами.


— Почему выиграл именно ты?

— Я не вел избирательную кампанию. Все были в шоке от результатов, и население тоже. Ни деньги, ни время не были потрачены на избирательную кампанию кроме как на дорогу.


— Почему проиграли самовыдвиженцы?

— Само население мне говорило, что оно голосовали за меня, против всех. Их очень хорошо знают местные, которые были уверены, что кандидаты будут действовать в личных интересах, а я молодой и со мной есть шанс.


— Можно ли сказать, что ты как Кондрашов и Левченко тоже протестный кандидат в своем маленьком муниципальном образовании?

— В какой-то степени да.




— Что ты почувствовал после того, как победил?

— Сперва был страх. У меня, как я говорил, был пункт в ежедневнике – стать мэром небольшого муниципального образования. Это только один из пунктов. Первый пункт был – попасть в органы молодежного самоуправления Иркутской области. Попал в молодежный избирком и в правительство. Второй пункт – стать мэром. Третья цель была заниматься землеустройством и кадастром. Я подумал: неужели все сбылось? Следующая цель, которую я уже недавно поставил – зарабатывать честным трудом 5 миллионов в месяц чистой прибыли. Я уже все продумал. И сейчас я инвестирую в проекты, которые не приносят пока прибыли.


— Почему ты хотел все же стать главой маленького муниципального образования?

— Мне, конечно, хотелось стать главой большого муниципального образования, но это где-то в 30-35 лет. Тут дело в том, что чем меньше, тем проще управлять, и все действия видны всему населению, которое ты знаешь в лицо. Ты даже можешь выехать на место и посмотреть, как продвигается работа – это возможность решать всяческие форс-мажоры оперативно. Так же нужно начинать с маленького, потому что если бы я пошел в большое муниципальное образование и выиграл бы там, то меня бы съели большие рыбы политики.


«Родной Юголок» и не только

— Что представляет собой твое муниципальное образование? Состоит оно ведь из двух населённых пунктов, разбросанных друг от друга на приличном расстоянии?

— Расстояние там не очень большое – всего порядка 7 километров. От Иркутска пять-шесть часов езды. По переписи 2015 года там население – 600 человек, но по факту это неправда, так как у нас сейчас проживает 1480 человек. Очень удивила инфраструктура, которая была в селе: асфальт, освещение, многофункциональные спортивные площадки. Предыдущий глава очень хорошо поработал, и поэтому мне сложнее в том смысле, что планку эту надо не только сохранить, но и поднять выше. У нас также есть два достаточно больших дома культуры, порядка 600 квадратных метров, при клубах сельские библиотеки с вай-фаем, есть даже бильярд.


— А где у вас работает население?

— Как правило, на КФХ – крестьянско-фермерских хозяйствах. Также ведут личное подсобное хозяйство, занимаются ловлей рыбы и всем тем, что связано с природой. Усть-Удинский район также славиться лесом, соответственно есть и те, кто работает с ним.


— Какой бюджет у Юголокского муниципального образования?

— С учетом областных и федеральных программ порядка 17 миллионов в год. Без учета – около 7 миллионов. Для небольшого муниципального образования это хороший показатель.


— В социальной сети ВКонтакте есть группа «Родной Юголок». Это твоя заслуга?

— Да. Я начал сам, работал с ней лично. Деятельность свою надо освещать, чтобы видели все, в том числе и молодое поколение. Во всех социальных сетях есть наши группы.


Новая должность – новые трудности

— Как ты включился в работу, как решился, были ли мысли отказаться?

— Думал, чтобы отказаться. Большая проблема у меня была только в том, что у меня пока не хватает некоторого житейского опыта в решении ряда вопросов. Не представлял с кем буду работать, так как у меня не было команды и шёл я на выборы один. Команда, которая была – это люди из другой партии – «Единой России», и тут глава из ЛДПР. Конечно, у меня был страх, но выписав на листочке все плюсы и минусы назначения, я понял, что плюсов оказалось гораздо больше. В их число входит стабильный заработок и получение бесценного опыта, который не приобретёшь в органах молодежного самоуправления.


— Какие проблемы появились после того, как ты стал главой?

— Самый главный вопрос, который мы сейчас решаем – это проблема со связью. Ее вообще нет. Есть только со стационарных телефонов. Все из-за рельефа местности и перепадов высот. У нас даже было выездное заседание по этому вопросу, по итогу которого мы договорились с оператором «ТЕЛЕ2». Сейчас мы плотно с ними сотрудничаем.


— Восприняли ли тебя – 21-летнего парня всерьез?

— Это еще одна проблема. Которая на сегодня и остаётся. Куда-нибудь еду по работе – даже в Иркутск – не воспринимают меня как молодого главу, все говорят: «ну какой ты мэр?». Я считаю, что на сегодняшний день судить по возрасту глупо. Восприятие конечно потихоньку меняется. Население меня воспринимает более адекватно, нежели чем в Иркутске, где я вызываю скорее шок и вопрос – «как такой молодой и уже глава муниципального образования?».




— Придя на эту должность ты заметил, что тебя окружают люди 50+, которые составляют большинство в нынешней власти. Однако очевидно, что так будет не всегда, даже выборы в Законодательное Собрание Иркутской области показали, что тенденция меняется. Ты увидел во власти конфликт поколений?

— Безусловно, это имеет место, но есть и те, кому 30-35 лет и они так же не понимают, что я хочу сделать, и им приходится более основательно доказывать. К примеру, на сходе жителей я для начала объяснил, как формируется бюджет, рассказал, что есть вещи, которые от власти, к сожалению, не зависят. У жителей не оказалось вопросов, так как все было доступно и понятно. Также у нас проходят постоянные проверки, бывает много надзорных органов, которые мешают работать, вследствие чего люди не видят результатов нашей деятельности.

Кстати, насчет планов – я хотел бы подготовить законопроект, касающийся мотивации депутатов в сельских территориях. Например, давать ветерана труда по завершении работы в трёх созывах. Также депутатам сейчас нужно предоставлять не только справки о доходах, но и о расходах. По причине их загруженности и большого количества обязательств необходимо уменьшать бюрократическую нагрузку, мешающую депутатам качественно выполнять свои обязанности.


— Есть так называемые расстрельные должности, где за подпись можно и в тюрьму сесть. Ты же понимаешь, что твои идеи могут вылиться в преследования в отношении тебя? У тебя есть такой страх?

— Сперва был. Но как говорится: «Волков бояться – в лес не ходить». Это рано или поздно надо было делать, и в будущем этот опыт мне поможет. Чтобы быть также в курсе всего происходящего, провожу на неделе две планёрки: в начале – для планирования, и в конце – для итогов.


Планы и итоги

— Когда ты приехал туда, какая по твоему мнению там была работа, какое у тебя было представление и оправдалось ли оно когда ты сел за стол руководителя?

— Плана какой-либо работы не было. Обещаний я не давал. Зачем обещать, когда нет полномочий? Я на инаугурации сказал несколько слов: «Уважаемые граждане, давайте настроимся на позитив, а выводы будем делать исходя из результатов проделанной работы». Далее была просто неформальная встреча с людьми


— Что вы собираетесь делать с оттоком населения и в основном, как раз, молодого поколения?

— Создавать рабочие места. Только это поможет оставить молодежь. К тому же я привлекаю молодых в проектные работы, есть идея создание рыбоперерабатывающего завода. Люди на самом деле не хотят уезжать. Молодежь намного проще, она не требует баснословного заработка, она не как городская.


Давайте все вместе пожелаем удачи нашему гостю – молодому главе Юголоксого муниципального образования. Пускай и следующий пункт из его ежедневника тоже исполнится.



comments powered by HyperComments
12 Июля 2018

Максим Воронцов о глобальном потреблении природы Байкала

«Клуб Публичной Политики» запускает серию интервью с представителями общественности, власти и бизнеса, которые будут посвящены раскрытию тем...