20 Июля 2017
Российский закон «Об иностранных агентах» и американские аналог FARA: сходства и различия

В 2012 году был принят закон № 121-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента». Изменения касались статуса некоммерческих организаций, участвующих в политической деятельности на территории РФ и получающих финансирование, поддержку, спонсорство от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, либо лиц без гражданства, уполномоченных ими лиц.

В законе изложены направления деятельности и формы взаимодействия в них, истолковывающие понятие «политическая деятельность». Согласно редакции закона об НКО, для занимающихся политической деятельностью организаций, получающих финансирование из-за рубежа, будут действовать более строгие режимы отчетности и проверок. Все они обязаны зарегистрироваться и публично указать свой статус, и повторно указывать его в материалах, размещаемых этими организациями. Законопроектом сразу же предусматривается и меры ответственности за несоблюдение закона, вплоть до уголовной. За отказ от регистрации и предоставлении сведений законом предусмотрено наказания в виде штрафа до 1 млн. руб. или уголовного наказания сроком до трех лет лишения свободы.

В законе оговорено, что организации, ведущие деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, социальной поддержки, защиты граждан, материнства и детства, физкультуры и спорта, защиты растительного и животного мира не занимаются политической деятельностью. И, следовательно, не нуждаются в обязательной регистрации, как иностранные агенты.

Принятие этого закона вызвало волну критики со стороны общественности. Отстаивая свою правоту и необходимость принятия Закона, российские власти начали проводить параллели, с принятым ранее в Соединенных Штатах Америки, и успешно применяемым законом, называемым FARA (Foreign Agents Registration Act) или, переводя на русский, «Акт о регистрации иностранных агентов», подписанный в 1938 г..


Целью Закона об изменениях является обеспечение прозрачности иностранного финансирования политической деятельности, и что данная попытка достигнуть этой цели схожа с аналогичными попытками, предпринимаемыми в других открытых демократиях. Составители проекта Закона утверждают, что его базовой основой является структура FARA, помимо этого некоторые формулировки заимствованы прямо из текста FARA.

Между законами двух стран, действительно, есть определенные сходства. Но при этом есть аспекты, в которых они достаточно сильно расходятся.

Во-первых, оба закона регламентируют именно политическую деятельность НКО на территории своих стран и, следовательно, нацелены на осуществления контроля за возможностью иностранных государств влиять на внутренний политический процесс.

Отличием является то, что FARA четко определяет взаимоотношения по системе «принципал – агент», которые значительно уже, чем просто финансовые отношения. Главная особенность такого взаимодействия заключается в том, что НКО – иностранные агенты действуют по указаниям иностранного принципала, а, следовательно, подпадают под действие данного закона. Таким образом, получение средств от иностранного источника и осуществление политической деятельности на территории США, не являются достаточным основанием для применения данного закона.

Так же получение иностранных грантов для финансирования деятельности, направленной для достижения целей организации, не является основанием для регистрации организации в качестве иностранного агента. Исключением являются те случаи, когда во взаимоотношения между организацией и иностранным принципалом явно присутствуют, или подразумеваются действия по поручению какого-либо иностранного правительства или организации.

В российском Законе об НКО, с момента принятия финансовой помощи от иностранного источника и участия в «политической деятельности» – независимо от того, используется на нее иностранное финансирование или нет, в любом случае данная организация будет подвержена регистрации в качестве агента иностранного влияния, независимо от размера полученного пожертвования, задачи, выполняемой организацией или характера ее взаимоотношений со спонсорами.

Виды деятельности, подлежащие регистрации согласно FARA ограничиваются «лоббированием, рекламой, PR и сбором средств». Важно отметить, что согласно как FARA, так и разъяснений, к нему, предоставленных Министерством юстиции США, под действие закона не подпадают лица, чья деятельность по своей природе является исключительно коммерческой, религиозной, академической или благотворительной. Другие виды деятельности, не служащие иностранным интересам, под регистрацию FARA не попадают. Чтобы не возникало расплывчатых трактовок, какая организация попадает по действие закона, должен быть четко ограничен круг деятельности, проводимой определенной категорий лиц (а именно – организациями, непосредственно представляющими интересы иностранной стороны и участвующими в конкретно прописанных видах деятельности, таких например, как лоббирование).


Закон об иностранном финансировании России не регулирует действия обычных «иностранных агентов» – коммерческие компании (юридические и консалтинговые фирмы, агентства, занимающиеся PR), которые являются традиционными агентами иностранного влияния, по контракту представляющими иностранные интересы.

Данные положения не направлены на регулирование какого-то определенного вида юридических лиц, а лишь на регулирование любых лиц, занятых определенным видом деятельности. Основной причиной для принятия FARA Конгресс указывает обеспечение осведомленности Правительства и народа США о том, откуда финансируются лица, участвующие в политической деятельности в интересах или по поручению иностранных правительств, иностранных политических партий. Это позволяет объективнее оценивать их заявления и деятельность. Целью закона, таким образом, является обеспечение того, что общественность и Правительство США обладали предоставленными, согласно требованиям этого закона, данными относительно источников информации, которая распространяется лицом, занимающимся политической деятельностью, согласно определениям, которые прописаны в FARA. Большинство агентов, согласно FARA – это юридические фирмы, компании, занимающиеся связями с общественностью (PR), лоббированием. Этому есть свое объяснение. В свое время в 1938 г. закон FARA в США был, принял против пропаганды нацизма и коммунизма. В то время в мире и в США в частности институты гражданского общества, были еще не развиты и возможностью влияния на внутренний политический процесс имели в основной коммерческие структуры.

В законе об НКО, нет упоминания ни об иностранных правительствах, ни о коммерческих фирмах. В виде, в котором российский закон об НКО сформулирован сейчас, на получившую грант от иностранного источника на проведение небольшого научного исследования НКО, будут распространяться требования об обязательном информировании, отчетности и аудите, предписанные законом.

Закон об НПО все же не является зеркальным отображением FARA, однако принятие данных законов государствами двух стран было обусловлено понятными и схожими причинами – ограничить влияния иностранных государственных и негосударственных организаций на внутренний политический процесс.


С такой точкой зрения согласен директор Центра исследований международных организаций и сетевых структур, доцент кафедры мировой политики НИ ТГУ Сергей Мирошников:

«Конечно. Это общемировая практика. Спецслужбы для этого и существуют для того чтобы выполнять поставленные задачи и для них все средства хороши. Работа с некоммерческими организациями, работающими в разных сферах, это долгий путь и для результата необходимо много денег и много времени. Если такие средства и намерения есть, то такое взаимодействие будет иметь смысл как элемент «мягкой силы». Этим занимаются все, в том числе и Российские спецслужбы».


Закон об НКО представляет собой модернизированную версию FARA. Безусловно, данный нормативно-правовой акт имеет свои минусы, негативно влияющие на положение гражданского общества. Российские власти стараются избежать это, определяя и сужая понятия «политическая деятельность». На сегодняшний день негативное влияние на состояние гражданского общества оказывают не сами положения в измененном законе об НКО, а их интерпретация конкретными чиновниками и властями на местах.


Это мнение также подтверждает Сергей Мирошников:

«Вы знаете наш закон об «Иностранных агентах», поэтому в сфере политики все сотрудничество прекращено. Вмешательство в политический процесс (международных организаций) также прекращено. Осталось сотрудничество в сфере социальной политики и экологии. Есть одна печальная черта: наши законы чаще всего важны и нужны, но на местах они интерпретируются неправильно. Люди, которые не понимают суть этого закона, интерпретируют его так. Как понимают. А гражданское общество, в силу своей неразвитости, поправить этих людей не может. Появляются эксцессы, когда фонды, которые снабжают преподавателей деньгами для их развития, закрываются. Закрываются фонды, которые работают в социальной сфере. Это проблема. Проблема политической культуры и демократического сознания российского общества. У нас развитой демократии не было, нет, и еще долго не будет. Это долгий процесс.

Насколько я знаю, FARA был принят против коммунистической и нацисткой пропаганды в США. Тогда СССР активно использовали пропаганду своих идей с помощью радио, профсоюзов и т. д. Но это закон 1930-х гг. и многие его положения устарели. FARA был взят за основу, но серьезно модернизирован учитывая современные реалии».


Текст: Степанов Павел


comments powered by HyperComments
9 Марта 2017

Рейтинг влияния Сергея Левченко опустился на 22 позиции

Агентство политических и экономических коммуникаций опубликовал традиционный рейтинг влияния глав субъектов РФ.
По сравнению с январем...
15 Июня 2017

Сергей Брилка сохранил свои позиции в медиарейтинге глав законодательных органов

В мае 2017 года председатель Заксобрания Иркутской области Сергей Брилка продолжает занимать шестую строчку в медиарейтинге глав законодател...