6 Марта 2018
Инициатива «Пояса и пути» - всеобщее благо или геополитический проект Китая? (обзор внутрироссийского экспертного дискурса)

7 сентября 2013 г. в стенах казахского университета им. Назарбаева в г. Астане было сделано важное заявление. Председатель КНР Си Цзиньпин объявил о создании новой концепции – «экономической полосы Шелкового пути». Это событие получило широкое освещение в средствах массовой информации, вызвав резонанс в экспертных дискуссиях по всему миру. Исключением не стала и Россия. Отечественные эксперты поставили перед собой цель разобраться, что представляет собой китайская инициатива.


Отметим, что на сегодняшний день нет единого мнения по поводу инициативы «пояса и пути». В российском экспертном сообществе идут оживленные споры, связанные с вопросом о том, как следует относиться к китайской инициативе. При проведении дискурс-анализа отечественного информационного поля было обнаружено, что экспертов, занимающихся исследованием данной темы, можно условно разделить на три группы.


Первая из них придерживается мнения, что китайская инициатива несет в себе больше возможностей, чем рисков. Так в работах А. Г. Ларина прослеживается мысль, что Россия должна использовать свое экономгеографическое положение и принять активное участие в разработке ЭПШП. На той же позиции стоит видный исследователь С. Г. Лузянин, директор ИДВ РАН, заявляющий о взаимной заинтересованности российской и китайской сторон в реализации данного проекта. По его мнению, весьма важным является подписание договора между Москвой и Пекином о сопряжении Евразийского экономического сообщества и инициативы «пояса и пути», которое фактически дало начало формированию нового российско-китайского «Хартленда». Что касается вопроса о возможном конфликте двух держав в Центральной Азии, то по мнению С. Г. Лузянина этого можно избежать с помощью активной роли ШОС, как связующего звена связки ЕАЭС-ШОС-ЭПШП, которая в дальней может стать ядром совместной евразийской политики России и Китая. А. В. Лукин (НИУ ВШЭ) уверен, что проект «Нового шелкового пути» станет катализатором многостороннего экономического сотрудничества государств, что позволит евразийским государствам развиваться без вмешательства каких-либо политических сил извне.


На противоположных позициях стоят авторы, считающие, что активное участие РФ в инициативе «пояса и пути», может привести к ослаблению позиций в Центральной Азии, и гарантирует попадание России под экономическое и политическое влияние КНР. Так, Л. И. Кравченко отмечает тот факт, что участие России в китайской инициативе идет вразрез с ее национальными интересами, Российская Федерация должна развивать собственные проекты, а не довольствоваться ролью страны – поставщика энергетических ресурсов. Не замечая в Китае соперника, РФ рискует потерять всякое влияние в Центральной Азии и окончательно проиграть Китаю игру за доминирование в Азии – считает Л. И. Кравченко. Кроме того, Россия рискует потерять не только влияние в Азии и на международной арене в целом. Существуют опасения, связанные с постройкой железнодорожной артерии через территорию России. В. А. Скосырев обращает внимание на то, что при строительстве ветки «Москва – Казань» Китайская Народная Республика стоит на жестких позициях – строительство должно вестись по китайским технологиям и с привлечением китайской рабочей силы. Такие условия приведут к стагнации отечественных технологий и нехватке рабочих мест для российских специалистов. Еще большие опасения выражает в своих статьях А. А. Храмчихин, отмечая неизбежность китайской экспансии и превращение РФ в зависимое государство.


Третью группу экспертов, анализирующих инициативу «Пояса и пути» можно охарактеризовать как скептиков. По мнению экспертов, поддерживающих данную позицию, китайская инициатива не является жизнеспособной в среднесрочном и долгосрочном плане. Иван Зуенко (Институт истории, археологии и этнографии ДВО РАН) рассматривает инициативу всего лишь как пиар-проект китайской элиты. Причиной таких рассуждений служит то, что по прошествии четырех лет с момента ее объявления вплоть до настоящего времени нет четкого плана ее осуществления, отсутствует четкая географическая привязка. Александр Габуев (Московский Центр Карнеги) в своей статье «Шелковый путь в никуда» отмечает, что из-за отсутствия каких-либо критериев оценки, размытых сроков и целей, китайские власти выдают любые свои внешнеполитические успехи за реализацию инициативы «Нового шелкового пути». Примером этому может служить история со строительством порта Гвадар (Пакистан), который сейчас является одним из ключевых инфраструктурных элементов китайской инициативы. Существующий с 2014 г. Фонд Шелкового пути, с уставным капиталом 40 млрд. долл. США за все это время инвестировал средства всего лишь в 6 проектов. О каком-либо российско-китайском сотрудничестве в рамках сопряжения Евразийского экономического сообщества и «Нового шёлкового пути» не следует говорить, считает А. С. Скриба, так, непонятно, как будут взаимодействовать ЕАЭС с четкой институционализацией и ЭПШП, представляющую собой философскую концепцию развития Китая. Таким образом, окончательная реализация столь масштабного проекта выглядит, по мнению скептиков, весьма сомнительной.


Отметим, что российское экспертное сообщество не имеет однородной позиции по вопросу инициативы «пояса и пути». Отсутствие консенсуса в экспертных кругах обусловлено с одной стороны размытостью и неясностью китайского проекта, с другой стороны большим количеством как плюсов, так и минусов при его возможной реализации. Тем не менее, дискуссии отечественных экспертов вокруг данной инициативы продолжаются, и возможно, что с течением времени можно будет выделить новые тенденции в развитии дискурса, проявление объективных точек зрения на инициативу руководства КНР.


Текст: Антон Калюга


comments powered by HyperComments
16 Марта 2018

«Различия поколений непреодолимы» : чего ждать от молодежи на предстоящих выборах

В то время как территориальные избирательные комиссии Иркутской области проводят мероприятия по программе повышения правовой культуры молоды...
1 Марта 2018

Галина Пузыня: В реальности показатели внешнеторгового оборота выше

27 февраля пресс-служба Иркутскстата сообщила о положительном сальдо внешнеторговых операций Иркутской области в 2017 году: экспорт в 5 раз ...