Фото: Алексей Шеньшаков, КПП
Фото: Алексей Шеньшаков, КПП
28 Декабря 2016
Стенограмма встречи «Клуба Публичной Политики» с Николаем Николаевым

«М» – модератор;
«Н» – Николай Николаев;
«З» – вопрос из зала.

М: Добрый вечер, я рад приветствовать вас в этот воскресный вечер на очередной встречи «Клуба Публичной Политики» Это первая встреча в рамках нового проекта КПП «Иркутская команда Государственной Думы VII-го созыва», в ходе которого мы проведем встречи с, надеюсь, всеми избранными от Иркутской области в Госдуму депутатами. А на этот раз нашем гостем стал Николай Петрович Николаев, депутат Государственной Думы от Иркутской области, но в начале Николай Петрович сейчас выступит с небольшим вступительным словом, а далее в формате вопрос-ответ.

Н: Чтоб названия все правильными были, я являюсь председателем комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям. Комитет по экологии был раньше вместе с природными ресурсами, а сейчас он отдельно. Его возглавляет Ольга Тимофеева. Я остался в ОНФ, являюсь членом центрального штаба. Я так понимаю, что эти четыре блока охватят все сферы моей деятельности. Я рад всех приветствовать и готов ответить на любые вопросы. Потому что комитет, в котором я работаю, очень актуален, особенно для Иркутской области. Природные ресурсы, лес, земля, вода, Байкал, соответственно очень много споров с точки зрения собственности. Это все с чем я встретился сразу, на въезде в Иркутскую область. Поэтому, так или иначе, вся работа не только региональная неделя, но и каждый день так или иначе занимаюсь Иркутской областью.

М: Тогда разрешите задам вам первый вопрос, воспользуюсь таким правом. Мы этот вопрос, который я сейчас вам задам, задавали многим политикам. У нас был уже два раза мэр Иркутска, Дмитрий Бердников. И вот на первой встрече, когда Дмитрий Викторович только вступил в должность, я просил его о том, что способствовало его карьерному росту, столь бурному, столь быстрому, вы стали депутатом, потом мэром и так далее. На что бы ответ о проистечении власти от определенных структур, которые находятся на небе. Мы хотели бы вас спросить, Николай Петрович. Действительно, Вы долгое время не занимались политической деятельностью, были общественником, сейчас, избравшись в Государственную Думу по списку, возглавили комитет. Была ли, во-первых, борьба за этот комитет, что происходило внутри? Чем обусловлен такой скачок карьерный в Госдуме и так далее? Может быть здесь в Иркутской области много проблем точек?

1.jpg

Н: Я думаю, в оценке коренных причин недалеко уйду от Дмитрия Викторовича, потому что для меня, на самом деле, весь этот год крайне важен, честно скажу. Ведь я занимался и общественной деятельностью, и различными социальными проектами, до этого я занимался предпринимательской деятельностью. Но меня предпринимательская деятельность привела к общественной. Это работа в "Опоре России", предпринимательским объединением. Вот тогда меня оттянуло полностью практически. Вот если отмотать назад, то когда мы встречали 2016 год, я даже не думал, что буду участвовать в выборах. Я знал, правда, что в феврале будет форум ОНФ по экологии в Иркутске. Вот это собственно и весь объем знаний моих о моей будущей политической работе. Но что качается причинно-следственной связи, которая прослеживалась, то вы знаете, достаточно много людей, которые занимались общественной деятельностью, они сейчас были востребованы в политике. Потому что они все вдруг сразу решили, что чего это мы работаем-работаем, а не в политике, и не в Государственной Думе. Потому что вот эта работа, активная позиция, открытая позиция, она стала востребована в политике, востребована политическими партиями. И во многом конечно, вот эта востребованность, она продиктована была в общем-то инициативами Президента на открытый курс, чтобы политика была все более и более открытой, чтобы она была понятной, чтобы она не была какой-то там сферой каст и их взаимоотношений, или клубов каких-то. Чтобы она была публичной политикой. Поэтому я думаю, что речь не обо мне, а речь о большом количестве людей, которые пришли из ОНФ, и посмотрите, на сколько стала активнее и Общественная палата России. Я думаю, это некое веяние просто времени, абстрактно, а требование людей, которые устали от закрытой политики.

М: Все-таки, Николай Петрович, конкретизируя вопрос. Все депутаты Госдумы от Иркутской области, им никому не доверяли руководство комитетом. Вам он доверен. Это обусловлено вашими личностными качествами, договоренностями, либо это обусловлено той ситуацией в Иркутской области?

Н: Прежде всего, этот вопрос не ко мне, а к тем, у кого родилась в голове эта идея, учитывая ситуацию, меня и так далее. Меня постоянно пытают, кто это меня назначил?

М: Кто вас конкретно назначил, Николай Петрович?

Н: Дело в том, что процесс выбора председателя комитета выглядит таким образом: определяется количество комитетов, которые будут возглавлять представители той или иной фракции. И вы знаете, невзирая на то, что конституционное большинство у Единой России, тем не менее, было принято решение, что будет 50/50: половину комитетов возглавят представители Единой России, половину представители оппозиционных фракций. И потом вот эти 50% собственно уже распределяются и президиумом Единой России, это такое коллегиальное решение, которое определяет вся фракция. Это процесс бы пройден, и случилось то, что случилось. На самом деле, для меня это неожиданность, с другой стороны колоссальная ответственность и определенной вызов, чисто профессиональный в том числе. У нас комитет очень интересный, он же занимается, по сути, законодательным регулированием всех материальных, природных ресурсов страны. И это не только природные ресурсы, потому что, например, там же корпоративное право, потому что тот же бизнес, это тоже материальный ресурс страны. И здесь как раз есть инструменты, я имею в виду у нас в комитете, которые, с одной стороны, защищают эти ресурсы, с другой регулировать и стараться их развивать. То есть, как раз вопросы о саморегулировании, лицензировании, банкротства. Это очень важно, потому что можно всех банкротить, а можно стараться зондировать. То есть, это комплекс, который позволяет готовить законопроекты, которые должны позволить нашей стране быть богаче.

М: Спасибо большое. Если у кого-то уже есть вопросы, то поднимайте руки. Я сейчас задам еще один, и вернемся к залу. Я думаю мы еще вернёмся к избирательно кампании 2016 года, но я хотел бы сейчас поговорить о деятельности депутатов в Госдуме, о их взаимодействии. Мы проводили проект до этого, еще в ходе избирательной кампании с действующими тогда депутатами шестого созыва. Подводили итоги. Так вот, большинство из них сошлись во мнении, что во время взаимодействия, в группе "Байкал" межфракционной, работали неэффективно. У них не было общей стратегии действий и так далее. Вот на сегодняшний день, это стратегии построена или нет? Мы видим, что вместе находитесь на заседаниях, работаете, по крайней мере визуально, в социальных сетях, в СМИ. Хочу акцентировать еще на двух моментах этот вопрос. Выстроили ли вы работу только с представителями от Единой России, или еще, например, с представителями КПРФ, которых двое на сегодняшний день от Иркутской области? И второе: Алексей Красноштанов на сессии Заксобрания недавно заявил, что стоило бы всех депутатов собрать, поставить им задачи, и они бы работали. Согласны ли вы с таким мнением, и ставят ли такие задачи?

Н: Вы знаете, здесь вопрос сразу будет и об избирательной кампании, и о региональной политике. Я отвечу. Что касается вообще взаимодействия депутатов. Когда мы проходили эту избирательную кампанию, она была очень непростой, потому что первый раз проходили праймериз открытый от Единой России.

М: В 2011 году тоже были праймериз.

Н: Это было по-другому. Тогда не было такого, что кто угодно может прийти и заявиться, что да, я готов участвовать. Никогда такого не было. Сейчас это были настоящие выборы. И мы, в общем-то, прошли в этом году в Единой России два тура выборов. Что касается нашего взаимодействия. К сожалению вот сейчас, каждый блок моих ответов будет начинаться с курса. К сожалению. К сожалению, первое: взаимодействие в органах Госдумы. Что касается Единой России, то у нас тут взаимодействие построено, и более того, я считаю, что нам очень повезло, что депутаты от Единой России распределились именно таким образом. Я и Андрей Чернышов работаем в комитете по собственности. И здесь очень важно, что мы вдвоем, потому что у меня, как у председателя комитета очень много вопросов, которые надо решать. Андрей может сконцентрироваться именно на тех вопросах, которые непосредственно связаны с Иркутской областью. Алексей Красноштанов работает в комитете по бюджету. Вот, в общем-то, можно ничего не комментировать. Сергей Тен работает в комитете по транспорту. И мы действительно периодически сбираемся вместе. У нас уже намечен ряд таких тематических мероприятий, которые непосредственно связаны с Иркутской областью. Мы будем проводить парламентский круглый стол по вопросам экологической экспертизы. Важнейшая история. Ну и так далее. Леса, поля и реки.

Вот что касается взаимодействия с депутатами от коммунистической партии, здесь у нас есть существенная проблема, потому что если господина Щапова мы видим на каждом заседании Госдумы, то, у нас было такое негласное соревнование, кто же увидит, наконец, вживую господина Пономарева. Месяц назад это произошло.

М: Познакомились?

Н: Нет. Коммуникации нет. Второй блок "к сожалению": хотя здесь мы были все вместе месяц назад на сессии Заксборания, еще не было случая, когда бы Губернатор собрал бы нас вместе и сказал, вот, ребят, вы представляете народ Иркутской области и у нас, значит, такие-то и такие-то задачи. Вот этого нет. И мы как раз, постоянно с коллегами обсуждаем, что мешает, потому что мы можем сколько угодно биться за какие-то законотворческие инициативы, за какие-то бюджетные добавки для Иркутской области, но извините, если у нас не будет взаимосвязи с исполнительной властью, это будет бесполезно. В этом плане, как раз, есть очень серьезный вопрос, что этого взаимодействия нет не только с нами. Например, вы знаете, что нет взаимодействия между различными уровнями власти внутри Иркутской области. Это регион и муниципалитет. Это, в общем-то, тоже бьет по людям. Посмотрите ситуацию с отоплением. Все мы прекрасно знаем и ситуацию в Вихоревке, и в других районах, это как раз, взаимодействие двух уровней власти. В этом плане, я считаю, что это недопустимо. Я тут вчера давал интервью, пользуясь случаем, повторю предложение: я предлагаю не откладывать в долгий ящик, готов в этом плане стать организатором, я предлагаю в конце января, или вначале февраля на одной площадке собраться Губернатору, правительству, мэрам городов и районов Иркутской области, депутатам, чтобы обсудить целый ряд проблем, потому что невозможно заботиться об области, если у нас нет коммуникации. Камеры здесь есть, я, пользуясь случаем, собраться, ну например, 30 января.

М: Дата в январе - вообще не лучшая дата, Николай Петрович.

Н:1 февраля.

М: Хорошо. Договорились.

Н: 1 февраля, да, я готов собраться, пора работать. Без этого мы можем работать сколько угодно, но эффективность будет очень-очень низкой.

М: Хорошо. Спасибо за откровенный ответ. Николай Петрович, кстати, открывает серию встреч с депутатами нового созыва от Иркутской области. Мы будем встречаться со всеми, хочу сразу же анонсировать. Правда, уже в следующем году. Так же начиная с января, многие уже дали согласие. И те, кто присутствовал на встрече с Губернатором месяц назад, даже полтора, помнят, что Губернатор публично обещал привезти в регион Алексея Пономарева, и мы все сможем с ним познакомиться. Николай Петрович, вам так же предлагаем поприсутствовать. Пользуясь случаем, так же на камеру, предлагаем. Коллеги, я предлагаю вернуться к залу. Прошу, вам вопрос, потом вам.

З: Алексей, Клуб Публичной Политик. Вопрос касательно праймериз Единой России. Вы участвовали, и по его итогам, по списку, победил Сергей Фатеевич Брилка, причем с огромным отрывом, занял первое место, впоследствии отказался от своей кандидатуры. Вопрос такой: как Вы вообще восприняли информацию, что Сергей Фатеевич снимается с выборов, и как на данный момент у вас происходит взаимодействие с лидером Единой России в Иркутской области?

3 (2).jpg

Н: С Сергеем Фатеевичем, равно как и с фракцией ЕР в Заксобрании, у нас постоянное общение идет, рабочее, и чисто по-человечески оно комфортное и понятное. Что касается ситуации на праймериз, то это было очень серьезное и ответственное решение, направленное в первую очередь на благо Иркутской области. Мы прекрасно понимаем, что

Сергей Фатеевич действительно человек уникальный для области, и с точки зрения своего опыта, своего влияния. Он возглавляет партию здесь, в регионе, где Губернатор является одновременно председателем обкома КПФР. Это, мне кажется, очень такое ответственное решение, которое достойно уважения.

Это дает нам, на самом деле, по линии Заксобрания, это единственное направление коммуникаций между Думой и Заксобранием, которое мы не теряем ни на минуту. Когда мы обсуждали какие-то вопросы, связанные с бюджетом, например, я отправлял запрос в Заксобрание по проекту бюджета Федерального на следующий год, смотрели как там представлена Иркутская область, что там нужно подправить. Это как раз очень рабочие отношения, и, мне кажется, очень ответственное решение, достойное уважения.

М: Спасибо большое, Николай Петрович. Конкретизирую этот вопрос, чтобы была полная картина. В общественно-политической среде Иркутской области, среди политологов, СМИ бытуют разные точки зрения причин такого решения. По вашему мнению, мы не обладаем такой полнотой информации, причины такого решения Сергея Фатеевича, либо нам надо будет обратиться к нему с этим вопросом.

Н: Я думаю Сергей Фатеевич очень четко об этих причинах сказал, это как раз сохранить стабильность в Иркутской области, это связано с управлением в Заксобрании, ну и сейчас, настоящая работа она показывает ,повторюсь может быть, это ответственное решение для всех, для Заксобрание.

М: Николай Петрович, перед тем как передам слово следующему нашему гостю, хотел бы поговорить об избирательной кампании, коль уже мы всех затронули избравшихся депутатов от Иркутской области. Вот во время избирательной кампании, грубо говоря, 3-4 месяцев уже после праймериз, на сколько вы бы могли оценить эффективность взаимодействия с одноманданиками на территориях. Происходило ли это взаимодействие, и на сколько эффективным вы его считаете? Кстати, с исполком ЕР, с партией?

Н: Я вообще хочу сказать, что во время предвыборной кампании, во-первых, то, что собрался такой очень серьезный коллектив единомышленников, причем это не только те люди, которые прошли в Госдуму, это и депутаты Заксобрания, вот Александр Якубовский сидит, с которым мы сейчас работаем вместе и продолжаем, Николай Труфанов, тоже мы с ним общаемся, и он является моим помощником. Организуем все те обещания и все те вопросы, которые были тогда, и которые сейчас возникают. Это нормальная ситуация, мне кажется, что сейчас важный результат этой кампании, что сейчас у нас сложилась очень серьезная команда, в которую входят, в том числе, и мэры городов, да, потому что мы сейчас общаемся по текущему режиму работу, по улучшению каких-то вопрос хозяйственных, земельных, каких-то еще. Это, прежде всего вопросы, связанные с организацией коммуникации мэров с федеральными органами власти. Потому что у нас, к сожалению, как я вот и говорил, по целому ряду вопросов региональная власть выпадает, хотя с председателем правительства Битаровым мы тоже на связи, периодически видимся по каким-то вопросам, но я так понимаю, что мы не все направления при общении с ним можем закрывать.

М: Хорошо, спасибо большое. Я думаю, что мы уже перейдем к залу.

6 (2).jpg

З: Николай Петрович, добрый вечер. Ну, ввиду вашей непосредственной работы. Не буду говорить о наших не совсем конструктивных взаимоотношениях. Я хочу, чтобы у нас случился диалог, и в том числе, друг друга мы услышали на благо Иркутской области, в первую очередь. Вопрос очень масштабный, начался он 25 лет назад, когда появилась Российская Федерация. С 90-ых годов по серым схемам у нас выводятся земли из лесного фонда, у нас теряются они, теряется бюджет. Они уходят по бесплатному, по коррумпированной схеме. Администрацией предоставляются, а потом продают. На сегодняшний момент Иркутская область, как и Московская область, это два региона, которые заявляют о необходимости лесной амнистии, чтобы простить людям то, что было незаконно получено. Сегодня вы сторонник этой лесной амнистии. Мы считаем, что общественники, уже имея опыт судебных заседаний, опыт взаимодействия с правоохранительными органами, русский народ очень умный, и сказки народные нас учат постоянно. Когда лисица засунула коготки в избушку, она потом переселила от туда хозяина. Вот тут точно также. Если мы позволим хоть кому-то узаконить сегодня то, что незаконно было получено, то у нас, извините, будет не правовое государство, а на каждый такой случай, если найдется такой лоббист, как Николай Петрович Николаев, будучи председателем, сможет провести лесную амнистию, чтобы узаконить то, что сегодня незаконно. Сегодня для меня этот вопрос очень важен. Весь Байкальский тракт, Иркутский район, где леса уже почти нет, на бумагах он уже частный, в том числе, охранные, санитарные зоны. Я говорю о том, что надо не противостоят друг другу, а работать в одном ключе, а не говорить о том, что одним простим, а с другими давайте посмотрим. По существу, на основании федерального законодательства. Нельзя под кого-то законодательство переделывать.

Н: Я отвечу. Это единственный человек в Иркутской области, который мне лично говорит, что она не может со мной повстречаться, минимум, два раза в месяц, лично. Это важно, потому что другие как-то находят это, при этом не встречают лично, что тоже важно. Знаете, множество ваших вопросов они приблизительно такие же, как если бы вы спросили, почему я дал подзатыльник Обаме.

З: Не увлекайтесь, говорите по существу.

Н: Я как раз не увлекаюсь. Потому что, во-первых, я с Обамой не знаком, я ему не давал подзатыльник, и вообще этого факта не было. Что касается тех вопросов, которые вы сказали. Ну, во-первых, я от обратного, нельзя категорирование земель отменять для лесных земель. Для лесов. Вы видели правительственный законопроект, который сейчас обсуждается, но он не внесен. Там черным по белому написано, что категорирования не будет отменяться для лесов. Второе, что я лоббирую лесную амнистию для Московской области и для Иркутской области. Во-первых, законопроекта еще нет. Это раз. Он даже не внесен. Во-вторых, если вы знаете историю вопроса, то губернатор Московской области Воробьев на встрече с Путиным он заявил, о том, что необходимо сделать. И поручение, которое дал Президент, вы знаете какое поручение? Значит, не знаете. Поручение о том, что надо проводить он не давал. Он написал о том, что необходимо проработать этот вопрос. То есть, прежде чем заявлять о каких-то фактах, надо хотя бы говорить о тех фактах, которые существуют, а их не перевирать. Это раз. Значит следующий момент, две сотки, сторонник я или не сторонник. Я вам скажу, сторонником чего являюсь. Мы прорабатываем этот вопрос, раз есть соответствующее поручение Президента. Я спросил у всех губернаторов по вопросу пересечения лесного фонда и иных категорий земель. Ситуация не только в Иркутской области, не только в Московской области очень сложная. В целом, если сказать по площади, по площади пересечения, то это около двух миллионов гектар. Средняя площадь одного пересечения это шесть с чем-то гектар. Я категорически против того, чтобы два миллиона гектар леса ушло. Рослесхоз, министерство Природных ресурсов тоже против. И до тех пор, пока не будут выяснена концелидированная позиция Правительства, я думаю, что этот законопроект вряд ли появиться. О чем я говорю, когда говорю о том, что очень важно решить этот вопрос. Есть действительно большое количество людей, тысячи людей, десятки тысяч, которых, кстати, я знаю, что как минимум два поселка, которые были построены в 60-ых годах, и которые вдруг стали лесами. Скажите мне пожалуйста, что делать с этими людьми?

З: Просматривать каждый отдельный случай.

Н: Отлично. То есть вы тоже полагаете, что есть люди, которые пострадали от этих ошибок. Правильно?

«З»: Не всегда.

4.jpg

Н: Подождите, вы предусматривает, что бывают такие случаи, правда?

З: Я не видела.

Н: Послушайте, вы сами говорите, что нужно. Давайте я вам покажу. Так вот, я хочу сказать о том, что действительно есть люди, которые пострадали от ошибок. И мы должны сейчас очень внимательно посмотреть и пройти между двумя такими серьезными рисками. С одной стороны, мы не должны ни в коем случае автоматически передавать леса не понятно в каком объеме и не понятно какой площади людям, которые может не приобрели каким-то жульническим путем. Жулики не должны уходить от ответственности. Но есть целый ряд людей, которые даже не приобретали эти земли, они жили, как и живут сейчас, но вдруг они стали лесами. Это не значит, что нельзя, или неправильно, или не нужно узаконивать их права, которые у них уже были. Здесь значительно все сложнее, чем вам хотелось бы представить. Легко конечно воткнуть флаг и сказать "ура", ни пяди не отдадим. Давайте мы разберемся. Вот то, что мы сейчас делаем, это как раз разбираемся. Мы встречаемся с людьми, мы встречаемся с министерствами, мы делаем запросы в регионы. И с теми, кто пострадал, мы встречаемся. И разбираемся. И когда мы разберемся, мы обязательно будем принимать закон, который должен, в конце концов, закончить эти конфликты. Вот моя позиция.

М: Вопрос сложный, и я хотел бы поблагодарить самого себя, Николай Петрович, разрешите? Что я даю дополнительную возможность, точнее организация "Клуб Публичной Политики", возможность обсуждать такие острые, сложные вопросы. Вернемся к следующему вопросу и продолжим. Можно сидя, пожалуйста.

З: Здравствуйте. По оценке некоторых экспертов в большинстве предприятий Иркутской области мониторинг выброса сточных вод осуществляется, мягко говоря, на устаревшем оборудовании. Обращаясь к ответственным лицам, я слышу такие ответы как: не закрывать же эти предприятия, их же не закроешь, налоги платят, ставить качественное оборудование будет дорого. Могли ли вы как-нибудь повлиять в сфере решения этой проблемы. Потому что мы живем на Байкале, и пить покупную воду, как в Китае.

Н: Не знаю, не был в Китае. Мы проводили специализированное заседание комитета по проблемам воды. Приглашали и представителей различных научно-исследовательских, академических, общественных организаций. Ситуация с водой в целом очень и очень непростая. Я не помню конкретные цифры, но если не ошибаюсь, то порядка 9 миллионов отходов загрязненных стоков попадает ежегодно у нас в воду, в водоему. Около 10. Это ужасно конечно. То, что я видел, когда ездил по Иркутской области, в Качугский район. Ну, слушайте, это же ужас, когда за два или за три года целое озеро взяло и ушло. И все пьют из вот такого вот ящика, который сделан, куда попадает ручей, и они считают, что это чистая вода, единственная на весь поселок, при том, что я заглядываю туда, а там мышка дохлая. Это не годится. Мне кажется, здесь очень важно достаточно жестко подходить к этому. Что у нас не хватает? У нас не хватает такой сбалансированной государственной политики в отношении воды. Вот этого нам не хватает. И сейчас, обратите внимание, одним из приоритетных направлений, которые сейчас готовятся и будут рассматриваться, там как раз есть проект по Байкалу, а есть проект по доступной чистой воде. Здесь, кстати, большую роль сыграли общественники, которые обратили внимание, но в последние годы, программа, которая называлась "чистая вода", напротив нее в федеральном бюджете стоит нуль уже на протяжении некоторого количества лет.

М: Проблема понятна. Вопрос такой, Николай Петрович, очень быстро летит время, у нас много блоков, я хотел бы задать вопрос с первой темы.

Н: Мы уже тут три затронули.

3.jpg

М: Да, мы уже залезли практически во все, но я хотел бы концептуально закончить с избирательной кампанией. В начале избирательной кампании у вас была публичная, которая потом была раскручена, в СМИ встреча с Сергеем Левченко, на которой была достигнута договоренность о взаимодействии, но потом началась волна резкой и активной критики действия региональных властей. Эта была стратегия? Или это было основано на тех действиях, которые нее удовлетворяли вас, как кандидата, и вполне возможно, как общественника, действий региональной власти. Но потом, к сентябрю, ваше заявление на ирк.ру: нужно прекратить политические войны и про заняться делом. Во-первых, была ли такая стратегия критики власти в рамках избирательной кампании, а во-вторых, вот это вот заявление, что нужно прекратить войны. Между кем? Между ЕР и Губернатором, Вами? Это можно интерпретировать более подробно?

Н: Многие вопросы, которые вы говорите, политизированы. Дело в том, что мы действительно встречались с губернатором, по поручениям Президента, исполнению майских указов, и договорились об определенных совместных действиях. Но это был этап праймериз. Сергей Георгиевич не был вовлечен в политическую работу, как руководитель обкома КПРФ, это с одной стороны, с другой стороны, я не могу сказать, что однозначно только региональные или муниципальные власти виноваты. В чем? Вы если помните, когда я приехал сюда, одним из серьезнейших вопросов, который был поднят мной и региональным отделением, по деятельности мэра Усть-Кута, по расселению из аварийного жилья. Надо сказать, что в это лето мы провели в достаточно периодических, не могу сказать приятных, коммуникациях с двух сторон. Но надо сказать, что критика ОНФ в этом вопросе сыграла, и надо отдать должное мэру, он исправил эти огрехи, и коллеги из регионального отделения, они ездили туда, смотрели. Это нормальная считаю, я считаю, когда есть какая-то критика со стороны общественности, исполнительная власть ее слышит. Конечно, любая критика, это признание своих ошибок, но по примеру Усть-Кута я могу сказать, что есть четкие примеры эффективного сотрудничества. Это очень здорово.

Что касается региональной власти, то сейчас действительно был целый ряд вопросов. Вспомните Черемхово. Я стараюсь быть объективным в этом вопросе. И говорил тогда, что ответственность, в первую очередь, несут министерства региональные.

Следственный комитет выступил. Руководитель следственного комитета он же подтвердил. Это же не голословные обвинения. И то, что мы смотрели, как реализуется под эгидой региональных властей независимая оценка качества и так далее. Что касается политизации, то это тоже есть серьезная проблема. Мы сегодня только о ней говорили. Потому что вот такое разобщение, и политизация, вспомните, как возникал и как преподносился со стороны региональных властей и со стороны СМИ вот этот вот конфликт. И это не разовая история, это уже такая напряженная ситуация между регионом и муниципалитетами. Ведь во время предвыборной кампании это однозначно преподносилось как "ай-ай-ай", мэры единоросы руководители обкома ставят в такое положение. Это неправильно. Я завершаю. Любая политизация региональной жизни, в такой, хозяйственной части, она вредит. Пример? Я только что его назвал. Возьмите отопление. Вот это как раз результат вот такой политизации и отсутствия коммуникации. То, что нам это надо менять - однозначно. То, что нужно садиться за круглый стол - абсолютно однозначно. Поэтому это я и призываю сделать.

М: Николай Петрович, ну если конкретизировать и сделать вывод из того, что вы сказали, что после того, как Сергей Георгиевич вступил в активную фазу избирательной кампании и возглавил список КПРФ, ваши отношения из хозяйственных перешли в политический аспект?

Н:

Я считаю, что во время предвыборной кампании это (конфронтация с Губернатором) была неизбежна. Потому что человек, который возглавляет список в регионе одной партии, и возглавляет список в регионе другой партии, ну достаточно странно было ожидать...

Я всегда говорил, что исполнительную власть нельзя политизировать. Посмотрите, к чему это приведет. В мае состоится съезд КПРФ, который выдвинет кандидата в президенты. Внимание вопрос, который я не стесняюсь задавать: кого поддержит руководитель обкома КПРФ в Иркутской области? Действующего Президента? Или это будет кандидат от коммунистической партии?

М: Могли бы вы дать совет Губернатору Иркутской области?

Н: Я не могу дать совет, ни в коем случае, это было бы не этично и не правильно. Во-первых, он старше меня, я не могу давать ему советы. Он значительно более опытный политик, чем я. И вся его биография вызывает уважение. Я думаю, что это выбор каждого. Но то, что этот выбор ждут, потому что Сергей Георгиевич очень видный политический деятель, и возглавляет такой потрясающий регион как Иркутская область. Все ждут этого решения.

М: Я задержусь на этой теме. Не взирая на регламент. Николай Петрович, Вы сказали, что ваше убеждение, что исполнительная власть региональная не должна быть политизирована. Дмитрий Чернышев на встрече с нами тоже этого говорил. Что проблемы именно в этом. Но ведь вы говорите, что Губернатор стоит перед политическим выбором. Тогда может ли она быть не политизирована? Как он может поддержать ту ил иную кандидатуру, ведь любое его решение будет политизировано?

Н: Я не говорю, что это простое решение. Я бы вот не хотел оказаться на его месте...

М: Губернатора?

Н: На месте Сергея Георгиевича, потому что это очень серьезная дилемма. Когда человек стал первым в регионе от оппозиционной партии, но теперь это не оппозиционная партия, теперь Единая Россия оппозиционная партия в регионе, правильно? Это очень серьезный выбор. Я вам абсолютно откровенно говорю: я бы не хотел быть на его месте.

М: На месте Губернатора или на месте Сергея Георгиевича Левченко?

Н: А на сегодняшний день это одно и тоже.

М: Спасибо за ответ. Коллеги, перейдем к залу.

5.jpg

З: Здравствуйте, Иван, "Клуб Публичной Политики". Вопрос, который имеет прямое отношение к вашему комитету. Есть закон о защите озера Байкал, которое де-факто запрещает какое-либо строительство возле берега Байкала и на островах. Все земли выведены из оборота, местные жители говорят, что у нас есть дома, а если родятся дети, второй дом уже нельзя будет построить? С другой стороны, это земли населенных пунктов, там всегда можно было строиться. И такое противоречие возникает, что земли населенных пунктов они выведены из оборота. Как то эта проблема будет решаться?

Н: К сожалению, могу сказать, что у нас еще нет четкого приоритета, он не прозвучал. Посмотрите, почти все концепции развития Иркутской области, так или иначе, крутятся вокруг Байкала. Имеем ли мы право развивать туризм? Или не имеем? Какой для нас приоритет? Например, безусловный приоритет это сохранения озера Байкал. Это одни правила. Вы знаете, огромная область с огромнейшими богатствами. Я считаю, что мы, в конце концов, должны определиться. Затрагиваем ли мы Байкал или нет. Почему я с этого начал? Отсюда рождается целый ряд решений, которые необходимо сделать и в отношении Ольхона, и людей, которые живут по берегам Байкала. Два дня назад я был в Баяндае, встречались с руководителями районов, смотрели карты, как, что. Это огромная проблема для людей. Вы уж извините за подробности, но по букве закона они даже туалет поставить не могут. При этом, им никто не обеспечивает возможность исполнения этого закона. Вот в чем ужас то весь. Это не то, что они не хотят исполнять закон. Им никто не дает возможности этого исполнения. Теперь, есть опыт и в зарубежных странах и в России по специальным возможностям, которые предоставляются коренным народам. Может быть, имеет смысл поговорить об этом. Что касается Ольхона. ко мне приезжали по поводу очистных сооружений. Говорят, что нужно поставить очистные сооружения, мы сейчас не можем это сделать. Вот сейчас приезжай на Ольхон, меня поразило это количество мелкого мусора, я не знал, что в таком количестве безумном. Но вот сейчас, строительство и привлечение туристов ограничено теми же небольшими строениями под названием деревни. Если мы поставим серьезные очистные сооружения, то ограничения уже такого не будет. Можно уже гостиничку построить. Что это означает. Вроде больше денег будет. Все хорошо и население богатеет. Только тех людей, кто будет приносить мусор тоже в 3,4 в 10 раз больше. А мусор до сих пор вывозить некуда. Вот мы смотрели, где у них находятся официальные и неофициальные полигоны. Это же страшное дело. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, это проблема, которую тоже нужно решать. Ни одного нет человека, который живет на Ольхоне или вокруг Байкала, который не нарушает закон. Ни одного. Не потому что они такие злостные ребята. А потому что у них нет возможности не нарушать. Порядок конечно надо наводить, но после того, как мы для себя четко расставим приоритеты. Тогда и вопросы с омулем будут решаться.

М: Дилемма. Николай Петрович, вы извините, что будем прыгать из темы в тему. Хотел бы вернуться к теме политических войн. Вы заявляли, что их не должно быть. Как на федеральном уровне относятся к тем особенностям региональной политики на нашем уровне, негативно, либо видят в этом новую попытку модернизации, смягчения, может и на федеральном уровне, политической системе?

Н: Я вас разочарую, потому что для большинства депутатов Государственной Думы Иркутская область всего лишь еще одна область, помимо той, от которой они избрались. Это факт, всех интересуют свои родные пенаты. Что касается исполнительной власти, то они отмечают отсутствие вот такой слаженности и то что это мешает. Я не видел ни одного человека, который сказал бы: ну Иркутская область, что с нее взять, ну заштатный регион. Нет. Все говорят о том, что это уникальная область, с уникальными возможностями, с уникальными возможностями. К сожалению, Иркутская область, в средствах массовой информации фигурирует не по тем темам, которые мы все хотели бы увидеть. Баярышник, леса, пожары.

М: И все со знаком минус.

Н: Не могу сказать, что все. Самолет. Это достижение. Иркутская область показала себя как регион, в котором до сих пор делаются потрясающие проекты, которыми должна и может гордиться вся страна.

М: И все-таки, заключая эту тему, какие пути решения вы видите, видят в структурах федеральных?

Н: Для начала, я думаю, 1 февраля надо всем встретиться.

М: Хорошо, спасибо. Да, прошу.

З: Зимин Максим, руководитель байкальского регионального фонда "Наша Сибирь". Я передам Вам бумаги, там изложено все по порядку. На днях, Губернатор дает интервью, где он снова говорит, что он снова собирается с "Новапортом" наш аэропорт осваивать. Вот, опять же, без всяких конкурсных процедур. Причем, для тех кто не знает. Скажу несколько деталей. Троценко недавно создает ООО "Новапорт Иркутск" с уставным капиталом 10 тысяч рублей. Наш КРИО, так же с капиталом 10 тысяч рублей, создает управляющую компанию, главой которой поставили Александра Басюка, и он же является председателем совета директоров Международного аэропорта Иркутский. Получается, что, по мнению экспертов, они могут сейчас до февральской сессии просто на просто могут пере кредитоваться, сделать все что угодно, потому что Международный аэропорт с октября месяца это непубличная организация, они могут сделать все что угодно. Собственность региона могут передать бизнесменам. Поэтому просьба, возьмите, пожалуйста, на свой контроль. Кроме вас некому, реально.

2.jpg

Н: Спасибо большое. Что качается вообще это темы, я тоже читал ее в прессе, но не более того. Я ей не занимался. Может быть, это действительно замечательная возможность для региона, я не могу утверждать. Но то, что я точно знаю, что в любом случае государственная собственность не может просто так уходить. Это должно быть прозрачно, это должно быть понятно. С иркутским ипподром только предстоит закончить это дело. Там потому что по оценку на 700 миллионов меньше хотели его продать, чем земля стоит. Я считаю, что вот эти все факты должны становится публичными. В регионе огромное количество достойных людей, депутатов, которые заинтересованы в развитии области. Если такие вопросы, важные для области, будут публично обсуждаться, значит, тогда все будет понятно. Что касается этого вопроса, давайте я поинтересуюсь, сделаю запросы Губернатору и в "Новапорт", в Минтранс, наверное, Российской Федерации. Давайте зададим этот вопрос, в том числе и Росимуществу.

М: Используем все ресурсы.

Узнаем, соберем мнения, и поймем, все это будет публично абсолютно.

М: Максим, не дадим коготком лисица что-то исправить. Я хочу поблагодарить Максима Зимина. Вот мы говорили о региональной демократии, Максим олицетворяет те процессы, которые у нас происходят, приносит нужный колорит.

З: Когда избираем мэров, депутатов, они потом исчезают. Вы будете приезжать, или мы вас больше не увидим?

Н: Мне кажется, меня уже скоро выгонять будут.

З: Вопрос такой, вот вы сказали, будете собираться, Губернатор, мэры. Я хочу одно сказать: будут ли приглашать общественника?

Н: Моя позиция простая. После того, как мы начали работать, я в октябре здесь был, на конце октября, в конце ноября, везде конечно не успеваю. Я конечно считаю, что на встречах должны быть и представители религиозных организаций, и общественных организаций. Все те, кто представляет крупные группы людей. Что касается нашей встречи, я ее прекрасно помню, я думаю, что она не будет последней. Мы же встречаемся с вами тоже, так что продолжим.

М: Спасибо за вопрос. Николай Петрович, особенно если это будет происходить на базе "Клуба Публичной Политики" общественность точно будет. Недавно в СМИ вышла такая новость о формировании нового центра силы - Заксобрания. Если да, то почему оно на сегодняшний день формируется, как отдельный центр силы, с чем это связано, и какую роль он будет играть в региональной политике? Виктор, да прошу.

З: Это я, собственно, писал эту статью.

М: Вот автор статьи, моего вопроса не было.

З: Вопрос хороший, хотел бы его дополнить. Госдума тоже меняет модель отношений с Правительством. Действительно ли Володин, вся эта ваша большая команда, сдерживают Правительство, чтобы они не вмешивались в дела Госдумы?

Н: Я думаю, что это абсолютно нормально.

Заксобрание и Госдума должны быть центрами. Почему этого не было? Я не могу сказать, я в политики с апреля месяца только. А вот что касается того, что должно быть так, это правильно. Потому что Госдума и Заксобрание не должны быть какими-то структурами, в которых есть только красивые обсуждения, это неправильно, потому что мы представляем людей. И я могу сказать, что на сегодняшний день, очень серьезно меняется отношение, в плане повышения качества работы.

Это не для того, чтобы какие-то баталии вести, центры силы множить. Это все повышает качество работы. Это же здорово, что у нас есть пути появления определенных инициатив, которые обсуждаются Может быть они приходят к какому-то компромиссу, но это нормально, это правильно. И основная задача, которая стоит сейчас перед Государственной Думой, это не создание центра, как самоцели, это повышения качества законотворческой работы. С чем я, например, столкнулся в комитете. Мне досталось более 130 законопроектов, которые недорассмотрены. По целому ряду законопроектов, которые связаны с полезными ископаемыми, добычей, проводилась только юридическая экспертиза. В лучшем случае экономическая. Есть один законопроект, которые уже принят. Я отдал его ученым, разослал в различные институты, и получаю ответы, что мы можем нарушить вплоть до географических границ островов. Не говоря уже о другом. Но с экономической точки зрения отлично. Хорошо, что и Заксобрание и Дума становятся местами, где можно спорить, искать эффективные подходы. Задача, которую поставил Президент, это улучшить качество этой работы. Только если будут различные точки зрения, возможность их обсуждать.

М: У нас был вопрос. Если вы не против, предоставим даме вопрос.

З: Разговор был о противостоянии власти, что у нас было голосование не за КПРФ, а протестное голосование. Потому что Единая Россия довела нас до такого состояния, что дальше уже некуда. И поэтому было такое голосование. Я надеюсь вы в курсе этого. Народ не слышат. С настоящими общественниками никто не встречается, их просто не допускают. Последний вопрос очень важным, я считаю.

Н: Здесь есть такой момент. Касательно общественников. Кто такие общественники? Я свою субъективное мнение скажу. У нас происходит конкуренция за монополию в общественной сфере. Гражданское общество - это разнообразие мнений. И если мы говорим, что активист пытается взять на себя роль монополии, это неправильно. Гражданское общество - это споры, это контроль, это споры и с власть и между гражданами. Что касается закрытости, то вот я с октября третий раз не на час приезжаю. Каждый раз мы с вами где-то пересекаемся. Общаемся в соцсетях. Что касается ЖКХ. Не дали микрофон. Тогда соберите свое такое собрание, это и будет гражданское общество. Сейчас информационные ресурсы сейчас открыты. Мне кажется, что сейчас проблемы с коммуникацией, проблемы с общение вообще нет. Проблема в том, что каждый хочет тянуть на себя одеяло.

6.jpg

М: Николай Петрович, вопрос очень важный. У нас был Сергей Брилка, он говорил, что голосование на выборах Губернатора было протестным, на выборах мэра 2010 года было протестным. Да, мы не доработали. Обсуждали ли вы ошибки избирательных кампаний? И Сергей Фатеевич сказал, что если вам нужен лидер оппозиции, то это Сергей Фатеевич Брилка. Согласны ли вы с этим мнением?

Н: Понимаете, позиция Сергея Фатеевича, как руководителя Единой России в регионе она исключительно ответственна и конструктивна. Легко стать оппозицией. Вот, например, бюджет обсуждаем, КПРФ всегда против, ответственности нет. У Сергея Фатеевича очень сложная ситуация, с одной стороны, он должен обеспечить, чтобы был бюджет, чтобы законы принимались. А если действительно поиграть в оппозицию? Можно все разрушить. В этом плане ЕР и Сергей Фатеевич лично, являются такими факторами стабильности. Всем очень хочется революции, нонам надо думать о будущем.

З: У меня вопрос не политический. Я с вопросом и просьбой остановить истребление косулей и кабарги на территории Иркутской области. Есть такая проблема. Указываются завышенные данные по количеству, для увеличения квот на охоту и реализации продукции в странах Юго-Восточной Азии.

Н: Сразу отвечу на этот вопрос. На февраль месяц у нас назначены слушания по законопроекту "об охоте". Я вас приглашаю, если не получится, обеспечим дистанционное участие.

З: Вопрос по поводу ответственности. Какие методы воздействия на депутатов за прогулы? За что вас можно наказать и лишить мандата?

Н: Если буду прогуливать, злостно, без уважительной причины, вообще останусь без зарплаты. Мы договорись во фракции Единая Россия, что будем контролировать работу депутатов в регионе. Для всех есть региональная неделя. Но бывали случае, когда это становилось отпуском раз месяц.

М: Хочу дополнить. На нашем сайте клубпубличнойполитики.рф в следующем году будет раздел, посвященная депутатской деятельности, мы возьмем всех депутатов, с кем наведем коммуникацию, там будут карточки, со всеми инициативами, реализации, количестве, сравнительная аналитика, чем занимаются депутаты от Иркутской области.

З: Хотелось бы затронуть вопрос ипподрома. У него есть огромные поля, которые находятся в частное собственности, в охранной зоне.

Н: Вопрос знаете в чем, я, когда смотрел документы по иркутскому ипподрому. Было сотни гектаров, сейчас осталось 21 или 22. Я уточню, мы будем вести коммуникации с Росимуществом, я на это обратил внимание.

З: Правительство недавно объявило конкурс на золотой лог. Неужели у нас в стране все так плохо? Ценнейшие богатства.

Н: Если вы меня просветите по этой теме, я буду благодарен, давайте посмотрим. Коммерческими проектами я не занимаюсь, но если там темы общественности, госимущества, я готов углубиться в нее.

М: Я просмотрел нашу встречу последнюю, где мы говорили о вашем пути, и вы говорили о том, где вы учились. Мне очень нравится одно из мест, где вы учились, "теология", если я не ошибаюсь.

Н: Религионоведение.

М: Да, Религионоведение. Как вы относитесь к роли РПЦ на сегодняшний день, и к той критике, что государство и РПЦ очень близко. Ваше отношение в двух словах.

Н: Я считаю, что у нас выстроена очень правильная политика в отношении всех концессий. Глава государства встречается и с православными, и с мусульманами, и с иудеями. Иркутская область вообще уникальна, здесь и православие, и буддизм, и шаманизм. Что касается именно институциональных вещей, было много споров, но сейчас посмотрите, сейчас нет серьезных межконфессиональных конфликтов. Этим сильна Россия.

М: Если вопрос интимный, можете не отвечать. Верующий ли вы человек?

Н: Конечно.

М: Спасибо, с нами бы Николай Петрович Николаев.

7.jpg


Текст: Алексей Шеньшаков

Фото: Алексей Шеньшаков, КПП


comments powered by HyperComments
5 Февраля 2017

Алексей Красноштанов: У меня своя партия - это жители Иркутской области

3 февраля состоялась первая встреча в 2017 году, в ходе которой ИРОО КПП продолжил реализацию проекта «Иркутская команда Государственной Дум...
14 Ноября 2017

О встрече «Клуба Публичной Политики» с Андреем Лабыгиным: поговорили о многом

В минувший вторник, 7 ноября, гостем «Клуба Публичной Политики» стал вице-спикер Законодательного Собрания Иркутской области Андрей Лабыгин...