9 Ноября 2017
Жизнь внутри Европарламента

Думаю, логичнее всего для начала будет представиться и ввести вас в курс дела. Меня зовут Роман, на момент написания этой статьи мне 20 лет, я студент ИГУ. В сентябре 2017 года я проходил стажировку в Европарламенте в Брюсселе. Для студентов Европейских вузов, изучающих политологию, это не редкость, но для студентов из стран – не членов союза, а тем более РФ – это если не беспрецедентный случай, то большая редкость. Эта уникальная возможность появилась у меня благодаря тому, что мне удалось одержать победу в конкурсе эссе, организованному «Клубом Публичной Политики» совместно с Депутатом Европарламента, членом прогрессивного альянса социалистов и демократов Момчилом Нековым. В офисе последнего я и проходил стажировку. Итак, как это было:

После примерно трехчасового перелета из Москвы в Брюссель я наконец-то приземлился в аэропорте Zaventem , лучшем аэропорте Европы по версии Международной ассоциации воздушного транспорта. Едва ли не первой вещью, которой я там увидел, был баннер «Европейский парламент. Приди и будь его частью».




Кто бы что ни говорил, доступность и открытость производят сильное впечатление, формируют доверие и лояльность. Особенно выгодно это выглядит на фоне заявлений, вроде «Не лезь в политику, иди учи матчасть». Не знаю, как вам, а мне довольно сложно представить подобную табличку в Шереметьево, призывающую поучаствовать в работе Государственной Думы.

Так как я прилетел в столицу Бельгии в пятницу, у меня были целые выходные для того, чтобы посетить основные достопримечательности и сложить первое впечатление об этом городе. Для того, чтобы не утомлять вас лишними деталями, скажу в двух словах: он очень уютный.




В понедельник я в первый раз отправился на работу. Слава богу, что в современном мире нам доступны GPS и Google maps. Если бы ни эти сервисы, я бы никогда не нашел Европарламент. Хоть и большинство жителей владеют английским и в случае чего смогут вам помочь найти направление, названия улиц на французском и датском. Не зная ни одного из этих двух языков, вы не сможете произнести название нужной вам улицы, а наименования, которые произносят горожане будут иметь очень отдаленное сходство с тем, что написано на знаке. Фонетика германских и романских языков временами очень специфична. Не помогают лучше ориентироваться в городе и длинные, узкие, витиеватые улочки почти без перекрестков. В совокупности подобная планировка означает, что если вы где-то свернули не туда (а сделать это очень легко, даже не отрывая глаз от карты), то вы заплутаете, и найти верный путь, потом будет трудно. Конечно, это сулит приключения, что не может не радовать туриста, но если вы куда – то опаздываете… Один из самых ценных советов, которые я вам могу дать. Если вы будете в Брюсселе и соберетесь передвигаться без помощи такси, рассчитывайте свое время так, чтобы иметь в запасе лишние полчаса.

Путь от моего дома до комплекса зданий парламента пешком занял у меня примерно 25 минут. Должен признать, увиденное меня поразило. Даже не смотря на то, что это лишь один из трех комплексов зданий (два других находятся в Страсбурге и Люксембурге), выглядит он внушительно.




Уже на входе в это колоссальных размеров здание я понял, что его открытость несколько преувеличена. Разумеется, посетить его может любой желающий, но так как уровень важности этого объекта подразумевает повышенную бдительность работников охраны и спецслужб, ради обеспечения безопасности у вас не получится сделать это спонтанно. Во-первых, вы должны быть зарегистрированы, если вы не являетесь депутатом или штатным сотрудником. Зарегистрировавшись, вы получаете бейдж, без которого секьюрити дружелюбно, но решительно запретит вам войти в здание. Правила есть правила. Войдя внутрь, вы должны будете пройти досмотр: снять пиджак и ремень, выложить из карманов мелочь и технику, снять сумку, поставить всё это на ленту, которая привезёт все ваше добро на скан через рентген. Вам тем временем предложат пройти через рамку металлодетектора. Эта процедура будет повторяться каждый раз, когда вы будете покидать здание, а потом возвращаться обратно, даже если вы просто вышли в магазин за кофе или даже подышать на крыльцо. Безопасность превыше всего. Депутаты, понятно, проходят через отдельный вход, минуя эту рутинную процедуру.


После того, как я попал внутрь, познакомился с работниками офиса – Момчилом, а так – же его ассистентами Георгием и Десси и сделал ряд бюрократических формальностей, у меня появился свободный час для того, чтобы прогуляться по комплексу и изучить его. Георгий дал мне карту, рассказал об обозначениях и других тонкостях, но их оказалось слишком много, чтобы запомнить все за один раз. Пришлось задействовать весь логический потенциал своего мозга для того, чтобы понять сложную систему внутренней навигации, основываясь на обрывочных воспоминаниях слов Георгия. Но я справился, а спустя короткое время начал ориентироваться внутри практически по наитию. Сейчас я с уверенностью могу заявить, что сумею даже провести небольшую обзорную экскурсию для вас.


Комплекс состоит из 4 зданий, каждое из которых названо в честь политиков, внесших существенный вклад в формирование Европейского союза таким, каким он на сегодняшний день известен нам. Главное здание носит имя парламентария Альтиеро Спинелли (для местных ASP), который предложил проект конституции Соединенных Штатов Европы. В этом здании расположены офисы почти всех депутатов и политических групп, на третьем этаже здесь расположена телевизионная студия, заявку на работу в которой может оставить любой телеканал в ЕС. Если на каком-либо из каналов вы увидите репортера с прямым включением из Европарламента, с вероятностью 90% он будет вещать с третьего этажа ASP. Кроме этого, на третьем этаже проходит большая часть выставок, о которых я расскажу чуть ниже, а так же находится информационная стойка, очень важная вещь для жизни работника парламента. Система обеспечения депутатов информацией централизована, ей занимается исследовательская группа Европарламента по заявкам депутатов. Если, будучи членом парламента, вы захотите углубиться в какую-то проблему в правовом, экономическом, социологическом или любом другом поле – вы можете оставить заявку, после чего исследовательская группа подготовит доклад, который в дальнейшем будет доступен для всех желающих в виде брошюры на информационной стойке. На самом деле, это очень удобная система. Так же следует отметить, что в этом здании расположена столовая, в которой кормят вкусно, но по Российским меркам дороговато, а так же магазинчики. Думаю, что вы уже догадались, что офис Момчила Некова находится именно здесь, так что в этом здании я провел большую часть своего рабочего времени.




Второе здание носит имя бывшего президента Европарламента Пола-Анри Спаака (PHS), одного из «отцов основателей ЕС». Еще во время Второй Мировой Войны он, будучи премьер-министром Бельгии, почувствовал потенциал объединения послевоенной Европы. Началом такого объединение стало создание Бенилюкса. Пока шла война, Спаак вместе с коллегами из Нидерландов и Люксембурга работал над проектом таможенного союза трёх стран, который был создан в 1944 году. Бенилюкс предполагал свободное движение между тремя странами товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Эти принципы впоследствии стали основой европейской интеграции.

В этом здании находится офис Президента Европейского Парламента и его аппарата, а так же офисы старших сотрудников аппарата Парламента. Кроме этого в нем находится аналог фирменного «круглого» пленарного зала парламента в Страсбурге для тех случаев, когда голосовать все же приходится в Брюсселе.





Про два других здания, самых новых в комплексе, носящих имена Вилли Брандта (WIB) и Джозефа Анталя (JAN) мне известно гораздо меньше. Вот, что я знаю наверняка: в здании Вилли Брандта разместили тех депутатов, кому не хватило места в других зданиях. Это происходит в связи с тем, что с течением времени и вступлением новых стран в ЕС, количество депутатов увеличивается. В здании Джозефа Анталя расположены 5 конференц-залов с комнатами для синхронных переводчиков.

Кроме того, стоит упомянуть, что все четыре здания соединены между собой застекленным пешеходным мостом, носящим имя Конрада Аденауэра, который позволяет перемещаться, не выходя на улицу, между зданиями комплекса, а так же старым зданием железнодорожной станции Брюссель – Люксембург, которое теперь используется в качестве стартовой точки для туристов, желающих посетить Европарламент. Сегодня оно носит название Station Europe.


Под мостом Конрада Аденауэра находится площадь имени Симоны Вейль, первой женщины, возглавившей Европейский Парламент.



Когда я вернулся обратно в офис, меня тут же отправили на заседание комитета по образованию. Я думаю, что в этой статье не стоит касаться содержательной части мероприятий, которые я посетил, так как эта тема достойна отдельной публикации. Здесь хотелось бы поподробнее поговорить о впечатлениях.



Это невероятно круто увидеть воочию то, что обычно ты привык видеть на экране телевизора во время просмотра Euronews, сидеть в этих же аудиториях, рядом с теми же самыми людьми. К слову о людях. Стыдно признаться, но я, по наивности своей, думал, что парламентарии для общения друг с другом в мультинациональной среде используют английский язык. Это действительно так, но лишь от части. Разумеется, для того, чтобы общаться тет-а-тет они пользуются наиболее удобным для себя среди самых распространенных языков, в зависимости от собственных навыков и навыков собеседника. Во время же официальных мероприятий, пусть и самых будничных, вроде встреч комитетов, каждый может воспользоваться помощью синхронного переводчика. Во время заседаний профильных комитетов синхронный перевод доступен на родной язык каждого из его членов, а так же на родной язык депутата, который не состоит в данном комитете, но решил посетить встречу, а его языка не предусмотрено в этом комитете по умолчанию. Но в таком случае он должен оформить заявку заранее. Кроме того, мероприятия переводят на язык приглашенных спикеров и экспертов, которые не являются членами парламента, вне зависимости от того, что это за язык. В случае, когда ничего из вышеперечисленного не предвидится, на любом мероприятии обязательно можно получить перевод на английский, французский, немецкий и испанский. Таким образом, жителям ЕС для работы в Европарламенте достаточно знать только свой родной язык, однако для того, чтобы эта работа была комфортной и эффективной, лучше знать как минимум 2.


Случалось мне посещать и закрытые мероприятия группы социалистов и демократов. От прочих они отличаются тем, что туда допускают представителей лишь одной группы, мероприятие не записывается на камеры, и, следовательно, нигде не транслируются. Однако, фразу «не допускается» я употребил не совсем верно. На самом деле, на внутренние мероприятия конкурирующих партий просто-напросто никто не ходит и не отправляет своих стажеров. Для того, чтобы поддерживать такой порядок вещей, организаторам даже не приходится выставлять рядом с залом секьюрити, который бы долго и старательно выискивал имена зарегистрировавшихся и сверял их с паспортом или бейджами. Вместо этого вас разве что спросят, с кем вы и попросят показать бейдж, на котором указана ваша принадлежность к группе; если вы стажер, то еще и то, за каким депутатом вы закреплены. Такая система вызвала у меня недоумение. Я спросил у Георгия: «Разве это безопасно? Что помешает соврать или подделать бейдж?» Он ответил мне: «Ничего, но практика показывает, что всех пытающихся влезть все равно распознают. Члены группы знают друг друга и видят, кто с кем общается, примерно знают стажеров друг друга и т.д. Конечно, случаи попыток корпоративного шпионажа были, но этих людей и их заказчиков разоблачали и подвергали публичному порицанию, после чего их репутации был нанесен неисправимый урон. Кроме того, за все время существования парламента их было всего несколько.»


Однажды со мной случился конфуз. В мою последнюю неделю Момчилу нужно было посетить одну важную встречу, но он поздно вернулся из поездки, так что опаздывал на нее очень сильно. Он на пару минут зашел в офис, немного времени потратил на то, чтобы перевести дыхание и побежал, предварительно предложив мне пойти с ним. Идти нам нужно было в здание имени Джозефа Анталя, что довольно далеко, так что мы очень торопились, практически бежали. Наконец мы нашли зал, который нам был нужен и зашли внутрь. Момчил пошел занимать место на одном из первых рядов, где сидят депутаты, а я «на галерку», где сидят стажеры и помощники. Сев, я понял, что мне не знаком ни один из присутствующих, а еще я не могу найти Момчила. Я решил подождать пару минут, послушать и разобраться, что к чему. Через какое-то время ко мне подошла девушка и шепотом сказала: «Извините, молодой человек, могу я взглянуть на ваш бейдж?» -«Да, конечно. Вы не могли бы также мне подсказать, где сел мистер Неков? У меня никак не получается его найти…» Вдруг я поймал на себе недоумевающий взгляд: «Молодой человек, у нас здесь вообще-то закрытая встреча, закрытая встреча ALDE (Фракция Альянса Либералов и Демократов за Европу). Не могли бы вы покинуть встречу?» «Да, конечно, прошу прощения», - смущенно сказал я и вылетел из зала, словно пробка от шампанского. Оказалось, Момчил торопился так сильно, что перепутал аудитории, но в отличие от меня, ему удалось обнаружить это сразу, однако найти меня после этого он не смог. Бывает…


Каждый раз проходя по третьему этажу «Альтиеро Спинелли» я ловил себя на том, что принадлежность здания к органам власти не ощущается вовсе. Здесь вы увидите и телестудию, и людей, неформально общающихся друг с другом за столиками или у стойки кафетерия (это могут быть кто угодно, от студентов-стажеров до лоббистов и депутатов), а так же множество различных выставок и экспозиций. На последнем хотелось бы остановиться подробнее. Выставки в Европарламенте – это возможность для независимых художников стран, которые на данный момент являются председателями в Совете Евросоюза, найти спонсоров или же просто заявить о себе. Искусством выставке не ограничиваются. Часто можно увидеть интерактивные экспозиции, рассказывающие о какой-то проблеме или представляющие результаты различных исследований. Лучше всего мне запомнились две. Первая – это возможность, надев очки виртуальной реальности, увидеть полный жизненный цикл животного на фабрике – от рождения до убоя. Вторая – выставка, рассказывающая об успехах генной инженерии, в частности – в выращивании ГМО продуктов и их влиянии на организм человека. На ней мне даже подарили книгу профессора биотехнологий и разведения растений доктора Borut Bohanec и математика, профессора компьютерных технологий Miso Alkalaj «Скажи ГМО Да, ради нас и окружающей среды». Подобные мероприятия – способ для депутатов Европарламента пообщаться с ведущими экспертами в разных областях, не покидая рабочего места.




Тем не менее, жизнь в стенах Брюссельского Европарламента кипит лишь от одной до двух недель в месяц. Вся работы народных представителей строится вокруг планового цикла, показанного на каленадрике ниже. В розовые недели депутаты работают в Брюсселе: встречаются в комитетах по разным вопросам, слушают экспертов и готовятся к пленарной неделе в Страсбурге , где они голосуют по тому или иному законопроекту и принимают резолюции. Эта неделя обозначена на календаре красным. В зеленую неделю народные представители встречаются со своими избирателями у себя на родине, обсуждают насущные вопросы, а так же отчитываются, почему они голосовали за конкретный проект тем или иным образом. В эти две недели брюссельский комплекс зданий напоминает город призрак. Если бы не секьюрити, обслуживающий персонал, а так-же немногочисленные стажеры и ассистенты, в нем было бы жутко находиться.




Однако, есть одно мероприятие, которое состоится в любую погоду вне зависимости от того, каким цветом обозначена текущая неделя в календаре. Я говорю о Plux. Сейчас поясню. С западной стороны Европарламента расположена площадь Люксембург (Place Luxembourg), в сокращении от которой данное мероприятие и получило свое название. Обычно она выглядит вот так.




Каждый четверг вечером ее перекрывают для движения автомобилистов (исключение составляют лишь общественный транспорт и такси), для того, чтобы стажеры, ассистенты, а иногда и депутаты могли пообщаться друг с другом в неформальной обстановке, заказав бокал – другой пива в одном из местных баров. Это отличный способ приобрести полезные знакомства, завести новых друзей, а так же хорошо провести время после тяжелого рабочего дня. Благодаря этому мероприятию мне удалось познакомиться со стажерами и не только из самых разных стран Евросоюза: от Германии до Польши. По четвергам площадь перед Европарламентом становится центром вечерней жизни. Выглядит в эти моменты она вот так.





Не стоит забывать и о том, что статус негласной столицы Евросоюза подразумевает для Брюсселя свои издержки. Повышенная террористическая угроза сделала обыденностью вид военных в полной экипировке с автоматами наперевес, патрулирующих улицы. Но даже несмотря на это, будучи там, ты чувствуешь себя в полной безопасности.




Закончить мне хотелось бы, показав вам парковку Европейского парламента.



В отличие от парковки рядом со зданием думы любого уровня в России, здесь практически нет дорогих автомобилей, в то время как у нас практически невозможно встретить припаркованный велосипед. Я предлагаю вам задуматься о причинах такого положения вещей. Лично я сделал для себя следующий вывод: Европейцы додумались сделать у себя в Парламенте подземную парковку, в то время, как у нашей Госдумы подземного паркинга нет. Отсутствие же велосипедов рядом с нижней палатой Российского парламента можно объяснить, на мой взгляд, шаговой доступностью станции метро «Охотный ряд».

Спасибо, что дочитали до конца, букв получилось много. Надеюсь, в ближайшее время мне удастся снова вас порадовать своей работой.



comments powered by HyperComments
23 Ноября 2017

Без ковыряний, начистоту

Недавний приезд и.о. секретаря генерального совета «Единой России» в Иркутск вызвал оживление в общественно-политической среде.  Н...
13 Сентября 2017

Молодые и перспективные

Куда идут за карьерой, деньгами и самореализацией
Гид по молодежной политической тусовке

Иркутская политическая тусовка -...