5 Июля 2017
На спикерских фронтах раненый

На иркутские дискуссии, как «мимо тещиного дома», без шуток ходить не рекомендуется. Надо постараться и «засунуть», и «показать» - все, к чему призывает народная частушка. Впрочем, об этом знает любой дискутирующий иркутянин.

Мне, наверное, десятки раз (может, уже и за сотню раз) приходилось участвовать в иркутских дискуссиях по самым разным темам. Политика, социалка, культура, экономика. Даже по темам легализации короткоствольного оружия и гендерных аспектов воспитания детей приходилось дискутировать. И несколько раз мне приходилось высказываться по поводу самих дискуссий в Иркутске. С удовольствием выскажусь по этому поводу и для уважаемого мною Клуба публичной политики и его аудитории.

Эта реплика об иркутских дискуссиях будет выглядеть несколько необычно вот по какой причине. Прошлой осенью я взял для себя годичный мораторий на участие в иркутских дискуссиях, которого в общем-то придерживаюсь. В связи с чем, хочу лишний раз попросить прощения у организаторов разных дискуссий, на приглашения которых я в последнее время отвечал отказом.

«Исключений из моратория» для себя я определил ровно два. Первое - посещать дискуссии с гарантированно интересными фронтспикерами, например, с такими, как приезжавшая в Иркутск Наталья Васильевна Зубаревич. Как бы «в сносках» для снобов замечу, что словом «фронтспикер» англоговоруны не пользуются, это слово прямо сейчас почему-то пришло мне в голову. Второе исключение – посещать дискуссии с гарантированным преобладанием людей младше сорока, а лучше младше тридцати лет от роду среди участников.

Почему именно такие ограничения? Думаю, понятно. Хочется чего-то нового, свежего, относительно чего нельзя будет сказать словами из песни раннего Гребенщикова: «я знаю сценарий почти наизусть». Обычное дело для человека зрелых лет, живущего в небольшом городе. Когда ты уже много раз и по разным темам выслушал основных спикеров и в принципе можешь выступать за каждого из них.

Особенно напряжно то, что в принципе известны «должностные» мотивации, а из-за фейсбука (в котором люди активно трясут уже не чужим, а собственным грязным бельем) и психологические мотивации публичных высказываний большинства участников. Все это не позволяет воспринимать озвучиваемые в дискуссиях мнения и позиции, как суверенные, самостоятельные, что делает неинтересным, как участие в спорах, так и наблюдения за спорами. Сначала интересно наблюдать, кто и как исполняет свои должностные или проектные обязанности в дискуссии, какие авторские нюансы привносит в то, что должен говорить «по службе» или «в рамках контрактных обязательств», но по мере убывания количества незнакомых авторских нюансов, теряется и такой интерес.

Ну или вот еще одна беда. Так получилось, например, что многие мои очень хорошие товарищи, что называется, «по работе» вынуждены хвалить действующую региональную власть. Мне не совсем комфортно это видеть, точно также некомфортно с ними спорить. Я уже в таком возрасте, когда положено заботиться о том, чтобы сохранить в старости хоть какой-то пул людей, которые с тобой здороваются. Так что без нужды стараюсь вообще ни с кем не портить отношения, правда, делая исключение для одного единственного тяжкого греха – персонально ориентированной лжи и клеветы. Людям, которые ни про кого не лгут, я готов прощать все, что угодно, что бы они ни думали, что бы они ни говорили, совершенно вне зависимости от того, говорят ли они то, что думают, и думают ли, когда говорят.

Кстати, если бы устраивались какие-нибудь круглые столы, на которые звали бы только «безработных экспертов», то это было бы очень интересно. Дарю идею.

Пока же скажу прямо. Иркутские дискуссии интересны либо новыми людьми, либо для новых людей.

Иначе, они могут представлять интерес для, во-первых, тех, кто заинтересован в самопрезентации в публичном пространстве. Причинами тут может быть все, что угодно – от «скучно и нечего делать» до предложения своих услуг потенциальным заказчикам. Во-вторых, в них можно участвовать названным выше причинам – «по долгу службы» или «в силу контрактных обязательств». Других причин для этого – для человека моего возраста, принявшего участие в огромном количестве иркутских дискуссий - если честно, я не вижу.

Говорить об иркутских дискуссиях, не упоминая о проекте WTF, как его называют сами организаторы, главного дискуссионного клуба страны, сейчас просто не прилично. Я пропустил «первый блин» WTF в Иркутске, но собираюсь посмотреть на второй и даже поучаствовать в его выпечке. Как ни странно это прозвучит в финале столь скептического текста, я смотрю на WTF с некоторой надеждой. Причин три. 1. Есть небольшой, но шанс увидеть новые лица и услышать новые голоса. 2. Активное участие в WTF  профессиональных политиков, а не т.н. «экспертов», от которых житья в Иркутске нет. 3. Обращение к неким достаточно новым темам, порождаемым актуальной политической ситуацией в стране, у которой, кстати, есть хорошие шансы стать судьбоносной.

Проект WTF «знатоки» называют «едросовским», кремлевским, запущенным для раскачки явки на грядущих президентских выборах через повышение общественного  интереса к ним. Вижу, что площадка WTF привлекает в разных городах внимание не только консерваторов, которым люб кремлевский Tyrannosaurus, но и разнообразных фейсбучных оппозайцев. То есть некоторое разномыслие-разноголосие там гарантировано. Что неплохо само по себе.

Так что посмотрю-попробую – о впечатлениях потом поведаю.


comments powered by HyperComments
22 Августа 2017

Минэкономразвития РФ приняло решение о создании ТОСЭР в Саянске

11 августа 2017 г. на официальном сайте Минэкономразвития РФ появилось сообщение об одобрении заявок на создание территорий опережающего со...
5 Мая 2017

«Апрельские экзерсисы» Сергея Левченко

Обострение информационной активности губернатора Иркутской области С.Г. Левченко на т.н. «федеральном уровне» - хороший пример (или, как...