3 Апреля 2018
Массовый человек

Цивилизация — это основа современного мира. Все мы пользуемся ее плодами, но насколько часто задумываемся о них? Основа любой цивилизации 'Civilization' — это 'Civis', то есть гражданин. Но далеко не каждый гражданин является основой. Каждый является единичным субъектом, но очень часто при объединении граждан отдельный вклад каждого из них становится всё меньше, при этом всё больше становится вклад толпы. Ещё Аристотель писал о том, что любые «правильные» государственные устройства могут быть заменены «неправильными»[1]. В нашем представлении это происходит тогда, когда единичный гражданин, ответственный за свои деяния и рефлексирующий их, присоединяется к толпе и власть граждан 'Civis' превращается во власть толпы   ' ὄχλος '.


Толпа — это феномен с которым человечество было знакомо уже давно. Однако в XX в. появляется нечто уникальное, то, что может в корне преобразить существующий мир — массы. У массового человека XX в. есть одно весомое отличие от толпы в любые предыдущие промежутки времени. Массовый человек считает себя совершенным.[2] Для массового человека характерно ощущения себя, как наивысшего венца творения цивилизации. Однако главная проблема в том, что он, плод этой цивилизации, является последним, кто мог бы её создать и укрепить. Массовым людям совершенно чужда идеи созидательности. Они отторгают главные стимулы любого развития — диалог и спор. Для массы объектом смертельной ненависти является всё, что выходит за границы её узкого понимания.

Для массового человека огромное количество благ, которые дало ему развитие цивилизации, совершенно обыденно. Оно не является для него чем-то выдающимся, он просто не знает, что может быть иначе. Следовательно, он может легко этого лишиться, так и не поняв, в чём проблема. В качестве подтверждения этой точки зрения можно привести очень близкий нам пример: распад Советского Союза. Впоследствии мы ещё вернёмся к этой теме и отметим сущность этого государства, однако сейчас нас интересует иное. Советская Россия, а затем и весь СССР был первым государством мира, где началось создание массового человека. Массовая медицина, массовое образование, массовое рабочее движение, массовая партия. Эта массовость всего неминуемо имела последствия, в частности создание массового человека. И это имело определённые плоды, Советский Союз развивался достаточно динамично в начале своего существования. Но по мере смены поколений эта массовость становилось нормой для подавляющего большинства людей. Экономика замедлялась, старела, а люди всё больше начинали верить в том, что им обязательно кто-то что-то должен дать. Накормить, одеть, дать машину и квартиру. И в тот момент, когда вера эта оказалось самой сильной (во многом из-за конъюнктурных изменений[3]) СССР моментально приказал долго жить. На наш взгляд это является ярким подтверждением того факта, что массовый человек, воспринимая достижения цивилизации, как сами собой разумеющиеся, сам уничтожает своё будущее.


Также следует отметить тот факт, что с течением времени жизнь постоянно усложняется, а за последние десятилетия этот процесс ускорился настолько, что, как писал Льюис Кэррол в «Алисе в стране чудес», для того, чтобы оставаться на месте, нужно бежать изо всех сил, а чтобы куда-то попасть, нужно бежать вдвое быстрее. Из этого можно сделать вывод, что уровень, необходимый для поддержания цивилизации на существующем уровне, всё время растёт, а тот, который нужен для того, чтобы продвигать и укреплять её, растёт ещё быстрее. Но массовый человек, закрытый в своей скорлупе, не может не то чтобы достичь этого уровня, он не может к нему даже приблизиться. Да он, собственно говоря, и не стремится. Ведь для масс их невежество — это повод для гордости.

Современная цивилизация породила изобилие, но именно отсутствие изобилия породило её саму. Это, на первый взгляд, парадоксальное утверждение достаточно легко объяснимо. Ограниченность ресурсов (но не острый их дефицит!) приводит к конкуренции за эти ресурсы. В свою очередь конкуренция порождает дискуссии и споры. Именно в них содержится огромный потенциал к развитию. Именно из-за этого Англия, а за ней и вся Европа в 18-19 вв. продемонстрировали огромный скачок во всех областях. Но только там, где были слиты воедино две необходимых субстанции, появилось будущее. Эти субстанции — труд и свобода. Лишь основанное на свободе личности общество может породить систему, которая будет развиваться на длительном промежутке времени. В Европе есть два народа, которые сформировали по одному признаку в большей мере: Англичане (свобода) и Немцы (трудолюбие). И объединены эти два признака были в США.[4] Там, где сформирован культ труда (именно на себя!) могут развиваться новые технологии, может развиваться и упрочняться цивилизация. Такие же страны, где общество превалирует над личностью, а государство служит аппаратом насилия и принуждения[5] в полном смысле этого слова, может быть только торможение и затухание. Во многом к этому пункту можно отнести Китай и Россию. Китай, как полное отсутствие свободы личности, и Россию, как невероятно негативное отношение к труду. Первый строй порождает сильные личности, которые сами привыкли рефлексировать свою жизнь, а также могут добиваться создания нормальной основы существования. Те же, кто является посредственностью и привык существовать во второй модели являют собой яркий пример масс во всём.


Закономерно теперь возникает вопрос о государстве и его роли в формировании человека-личности и массового человека. Современное государство во многом такой же продукт цивилизации, как и массовый человек. Следовательно, это государство во многом так же ограничено, однако оно великолепно подходит для управления массами. В хорошо организованном обществе массы не действуют сами по себе. Они существуют для того, чтобы их вели и наставляли.[6] Государство руководит массами, направляет их в нужное русло, а также подавляет «слишком радикальные» идеи и мысли. Переломным в этом плане стал XX в., когда во многих странах, где никогда не было огромной роли государства, оно усилилось до невообразимых масштабов, как например в Германии и Италии, а там где наблюдалась серьёзная многовековая традиция государственности оно выразилось в подавляющем всё и вся контроле. Государству потребовалось всё, в том числе искренняя и безвозмездная любовь своих граждан (примером этого могут служить культы личности в разных странах, например Сталина в СССР и Мао Цзэдуна в КНР).

Однако проблема заключается в том, что само это государство, делая ставку на массы, со временем оказывается заложником этого массового человека. Он начинает видоизменять различные его институты в свою пользу так, что последствиями этого изменения являются крайне неблагоприятные эффекты. Как уже писалось выше, для масс всё, что выходит из спектра их ценностных ориентиров, является враждебным и непозволительным. Следовательно, создавая государство, массовый человек создаёт его для масс, но не для личностей.[7] А лишившись передовой силы, которая преобразует реальность, создавая и поддерживая цивилизацию, и следовательно лишившись и самой цивилизации, государство сначала выпивает все соки из общество, а затем само скоропостижно погибает.

Последней стадией или неким предколлапсовым состоянием является крайняя милитаризация всего общества. Логические построения в данном случае будут выглядеть следующим образом: Массовое сознание начинается с безопасности. Власть — это гарант безопасности. Государство — это власть. А безопасность для государства — это армия и полиция. Выходит, что усиление государства ведёт к усилению полиции и армии. Для масс, как правило, это выглядит вполне нормальным, ведь они воспринимают усиление безопасности государства, как усиление собственной безопасности. Но для оправдания существования такого раздутого аппарата насилия всегда необходима какая-то причина. Сначала этой причиной, как правило, является внешний враг. Но затем государство начинает искать врагов внутренних, а затем и врагов в самих силовых ведомствах.


В качестве исторического примера хотелось бы привести логические построения небезызвестного в нашей стране человека, одного из основателей советского государства — В.И. Ленина. Сидя в тюрьме, он писал про развитие капитализма в России.[8] Если упростить, то для достижения дела революции, а именно создания коммунистического бесклассового общества необходимо введение в России диктатуры пролетариата. Соответственно, в самой этой мысли видна парадоксальность: коммунистическое общество характеризуется отсутствием государства (т.к оно, по мнению коммунистов является аппаратом подавления рабочего класса), но для достижения подобного «блага» необходимо усилить и увеличить государство до масштабов, невиданных прежде, установить тотальную «диктатуру». Но как часто бывает так, что нечто, усиленное во сто крат спокойно отмирает, открывая дорогу будущему? Так не произошло и с советским государством. Оно начало воспроизводить себя. Причём не через воспроизводство большевиков, которые участвовали в революции, всё-таки большинство из них было крупными личностями, они были продуктами цивилизации; а через воспроизводство массового человека. Соответственно, в самом сердце советского государства, в самой его основе находилось тотальное противоречие, которое впоследствии и привело к коллапсу всей системы. Современная Россия же, во многом наследница СССР и имеет в своей элите людей, которые являются продуктами массовости Советского Союза. Из-за этого мы сейчас вынуждены наследовать различные аспекты советского опыта в нашей повседневной жизни.

Массовый человек является продуктом XX века и сейчас, в веке XXI, мы активно сталкиваемся с последствиями этого. Наш мир развивается семимильными шагами, опираясь на знания и компетенции людей, которые являются Личностями с большой буквы и в полном смысле этого слова. Но главное сейчас, на наш взгляд, не допустить окончательной самоконсервации масс внутри своих собственных представлений. Безусловно, массы используются для завоевания и удержания власти[9], для создания и приумножения богатства[10] и ещё много для чего. Но во всеобщих интересах создавать различные условия для взращивания новых личностей, которые бы продолжали развивать и упрочивать нашу цивилизацию. Существование масс — это прочный факт, но не стоит забывать о том, что и из масс могут появляться личности. Стоит лишь победить самого сильного противника на свете — самого себя.




[1]   Доватур А. И. «Политика» Аристотеля // Аристотель. Сочинения: В 4-х т. Т. 4 / Пер. с древнегреч.; Общ. ред. А. И. Доватура. — М.: Мысль, 1983. — С.38-57. — 830 с. — (Филос. наследие. Т, 90).

[2]   Хосе Ортега-и-Гассет «Восстание масс» Перевод А. М. Гелескула, 1991 г. // Ссылка

[3]   Нефтяные шоки 1970-х гг. привели к тому, что Европа сместила вектор своего потребления энергоносителей на Советский Союз. Из-за этого главам советского государства впервые в истории предоставилась возможность создать действительно общество «массового социалистического потребления» и выполнить те обещания, которые произносились, начиная с 1917 года. Чем партия и воспользовалась. Это привело к тому, что сверхдоходы от нефти направлялись на поддержание и улучшение уровня жизни.

[4]   Основу национального состава США составляют немцы. До 35% общей миграции в США составляли именно представители различных немецких княжеств и городов. Затем идут Ирландцы и только за ними Англичане. Но суть в том, что США переняли политическую систему, созданную в Великобритании.

[5]   Филиппов А. Ф. «Левиафан» Томаса Гоббса. // Ссылка: ПостНаука

[6]   Хосе Ортега-и-Гассет «Восстание масс» Перевод А. М. Гелескула, 1991 г. // Ссылка

[7]   В истории примером подобного могут быть советские диссиденты.

[8]   «Развитие капитализма в России» Ленин

[9]   Здесь имеются в виду выборы и различные политические технологии завоевания доверия в массах.

[10] Здесь говорится про массовое потребление и широкое распространение маркетинга.






comments powered by HyperComments
17 Апреля 2018

Мы животных защитим?

Закон нужен сейчас. Именно с таким лозунгом вышли 15 апреля на митинги зоозащитники по всей России. Речь идёт о принятии нового закона об от...
24 Января 2017

Молодой или другой

История с президентскими выборами в США осталась в прошлом. Это уже история. История, которую будут долго обсуждать, искать виноватых, но на...