13 Ноября 2016
Готовь ведьму осенью, а тыкву весной

В конце октября, возможно, в связи с приближением Хэллоуина, возникла некоторая тревожность, связанная с вероятной «охотой на ведьм» в российских вузах. Ведьм, конечно, лучше разыскивать весной, ближе к Вальпургиевой ночи (с 30 апреля на 1 мая), однако интенсивные «экспертные слухи» о неизбежности досрочных выборов президента не позволяли ждать весны.

Информационную волну запустили СМИ, осветившие конгресс проректоров по воспитательной работе, который прошел в Москве и даже удостоился приветственной телеграммы от Председателя правительства Дмитрия Медведева. СМИ прославили прежде мало кому известного заместителя руководителя Института стратегических исследований и прогнозов при РУДН Никиту Данюка, который, если верить все тем же СМИ, призвал проректоров сражаться на (цит.) «ментальном фронте», который наряду с другими фронтами открыли против России спарринг-партнеры по новой холодной войне. Кроме того, Никита Данюк признался, что реализуемая им и его коллегами по стратегическим исследованиям и прогнозам «образовательная» программа «Стратегии будущего России», которой Данюк с коллегами «окормили» около сорока столичных и региональных вузов, на самом деле призвана не образовывать, а выявлять «протестный потенциал», таящийся в профессорско-преподавательских составах и студенческих сообществах вузов. Сразу скажу, что такие «признания» следует, на мой взгляд, считать разглашением «холодной военной тайны», за что следует соответствующим трибуналам незамедлительно «по законам холодного времени» приговаривать… тут каждый может домыслить, как уж ему дофантазируется.

Устами пресс-секретаря президента Путина Дмитрия Пескова Кремль поспешил откреститься от всех общественных подозрений по поводу того, что власть имеет отношения к этим «лабораториям» по исследованию «протестных потенциалов». Сам Никита Данюк тоже поспешил сообщить, что говорил он только о противостоянии терроризму и экстремизму в молодежной среде, какая-либо политическая оппозиционность вообще не имелась им в виду.

Лично у меня возникли два вопроса. Один, правда, после попыток Данюка откреститься от якобы им сказанного, наверное, потерял свою актуальность, но начну с него. На конгрессе проректоров (мне, кстати, думается, что тусовка проректоров, пусть и в столице, могла бы называться как-нибудь поскромнее, то есть, не «конгрессом») присутствовали представители 642 вузов из 81 региона. Так вот мне была интересна не столько выступление Данюка, сколько реакция собравшихся. Неужели никто из собравшихся не сказал «исследователю», что с такими «совковыми» подходами, которые он предлагает, мы проиграем холодную войну в еще более сжатые сроки, нежели ее проиграл СССР? СМИ ничего об ответной реакции собравшихся не сообщали.

Как и сейчас не сообщают (по крайней мере, я не встречал), рассказал ли кто-нибудь из 642 участников (это минимум), чем же там действительно тешил публику господин Данюк? Опросил ли кто-нибудь свидетелей? – это второй вопрос, который меня заинтересовал.

Так что история получилась мутная, хотя и шумная.

Есть известная восточная пословица (хотя не исключаю, что ее, как и многие «восточные» пословицы, придумали на Западе): «Сложно искать черную кошку в темной комнате – особенно, когда ее там нет». Так вот замечу, что не менее сложно охотиться на ведьм на Лысой горе - особенно когда их там нет.

Поясню. Про профессорско-преподавательский состав пусть будет разговор отдельный, а вот про современное студенчество, я полагаю, можно сказать вполне определенно – его отличает очень высокая степень элементарной аполитичности. Разыскивать и оценивать какой-то «протестный» потенциал студентов – занятие не менее глупое, чем разыскивать и оценивать их же «провластный» потенциал. Российские студенты очень отличаются от, например, своих французских коллег, для которых политическая активность, включая протестную (даже в первую очередь протестную), является одной из социокультурных норм, а protestainment (протест как развлечение – protest (протест) и entertainment (развлечения)) представляют распространенный стиль жизни. Политическая активность студенчества была не очень высокой даже во времена перестройки – как свидетель подтверждаю, что «политическое» тогда проигрывало в молодежной жизни рок-культуре. Чего уж говорить про наши времена - с их-то многообразием упомянутого entertainment.

По моим многолетним наблюдениям, интерес к политике у российских граждан и гражданок возникает ближе к тридцати годам, уж точно после двадцати пяти лет, то есть, в возрасте, который считается «молодежным» скорее в фондах, оказывающих благотворительную помощь ученым и деятелям искусства. Меня давно не покидает ощущение, что молодежь в России как бы «надорвалась» в веке девятнадцатом и в начале двадцатого, когда действительно «быть студентом» означало быть «протестным активистом». На двадцать первый век запала не хватило. Зато у нас довольно активен околотридцатилетний и… пенсионный возрасты.

Так что желающим поисследовать протестные потенциалы, дабы нацарапать под это финансирование и написать потом «тревожные отчеты», я бы рекомендовал выбирать предметом другие социальные группы – например, «раннего зрелого возраста» или «кризиса среднего возраста», уж не знаю, как их предложат именовать социологи и прочие демографы.


comments powered by HyperComments
16 Ноября 2016

Роскоши - больше, меценатства – меньше

Международный благотворительный фонд CAF опубликовал ежегодный рейтинг благотворительности (World Giving Index). В нем Россия поднял...
5 Октября 2016

Образ России за рубежом

Тема образа России в зарубежных странах вызывает интерес среди исследователей и российской публики. Что определяет этот образ? Ключевое объя...