5 Мая 2017
«Апрельские экзерсисы» Сергея Левченко

Обострение информационной активности губернатора Иркутской области С.Г. Левченко на т.н. «федеральном уровне» - хороший пример (или, как сказали бы шибко умные люди – кейс), на котором можно показать, как, собственно, работает оперативная аналитика в политологии.

Если у политолога есть инсайдерская информация, к которой он относится с полным доверием, то оперативная аналитика ему вообще не нужна. Однако, скорее всего, широкая публика никогда с такой информацией не познакомится. Делом в том, что получить информацию, заслуживающую абсолютного доверия, можно только будучи «при делах» - в рассматриваемом случае находясь внутри структур областной власти или совсем рядом с ними. Такая интимная степень близости к власти обычно предполагает высокий уровень «конфиденциальности», то есть тот, кто действительно знает, а не думает и не предполагает, транслировать это знание скорее всего не будет.

Другой вариант – политолог имеет дело либо с информационными сливами, либо с информационными утечками. Вот тут уже требуются определенные аналитические навыки хотя бы для того, чтобы разобраться, где слив, а где утечка, а также ответить на вопрос, почему произошла утечка, и зачем, в чьих интересах осуществляется слив?

В случае же, если политолог имеет дело с видимыми фактами, не обладая инсайдерской информацией, и с заведомым скепсисом относится к любому «источник в Сером Доме сообщил», ему остается осуществлять чистую аналитику. При этом, исходить из принципиального допущения: все, что делают политики, они делают не просто так, а исходя из каких-то рациональных соображений, из логики какой-то затеянной ими игры. По правилам такой оперативной аналитики, высказываясь о федеральной информационной активности губернатора Левченко, следует отбросить все «человеческое, слишком человеческое», например, фактор личных амбиций губернатора. Тому действительно могло просто захотеться помелькать в федеральных СМИ с проектами «как нам обустроить Россию», продемонстрировать свою, так сказать, «политическую стать». Однако все личностно-психологическое в оперативной политологии принимать во внимание не следует.


Можно включить и то, что я называю «конспирологией политтехнологий» - когда во всем разыскивается в первую очередь какой-то пиаровский след. То есть предположить, что люди, профессионально занятые конструированием публичного образа губернатора, решили, что тому пойдет на пользу «торговля лицом» в федеральных СМИ с неосоветскими проектами государственного управления постсоветской экономикой. Предположить такое можно, тем более, что через пресловутые сливы и утечки, которыми питается региональный политологический бомонд, до бомонда доходили сигналы о том, что у Левченко поменялся состав придворных политтехнологов и новые специалисты могли придумать (зачем?) такую вот медиа-многоходовочку. Смысл ее не понятен, но ни одна политтехнологическая многоходовка не бывает абсолютно бессмысленной хотя бы по той причине, что предполагает траты финансовых средств, а значит и высокое бюрократическое счастье распоряжения расходами и низменное человеческое счастье пользования расходами.  

А теперь – главное. Если мы игнорируем простое человеческое и сложное политтехнологическое, и, соблюдая правила рационалистической политологической аналитики, пытаемся ответить на вопрос «зачем?», то ответ тут может быть только один. Еще раз обрисуем ситуацию. Есть губернатор-коммунист одного из российских регионов, не отработавший в должности еще и двух лет и не получивший положительных результатов собственного губернаторства, которые однозначно можно было бы связывать лично с ним, а не с благоприятной конъюнктурой или некоторыми результатами деятельности предшественника. Меньше чем за год до президентских выборов, в ситуации, когда в коммунистической партии явно подыскивают кандидата на выборы, ибо выдвигать пусть и бодрого, но глубокого старикана Зюганова просто неприлично, такой губернатор умножает свое присутствие в федеральных СМИ. Причем выступает там с планами космического масштаба и космической же… утопичности. Зачем? Почему? Ответ тут может быть только один. Губернатор либо принимает участие во внутрипартийном кастинге кандидатов на президентские выборы, либо КПРФ уже определилась с кандидатом и раскручивает его. Скорее, первое, чем второе.

Тут уместно вспомнить, что сам губернатор в интервью «Известиям» сообщил, что не видит себя в роли участника президентских выборов. На что уместно будет вспомнить, что никогда – от слова «совсем» - не следует доверять всему, что говорит публичный политик, особенно тот, что предпочел совмещать губернаторскую должность с партийной, а не сосредотачиваться исключительно на проблемах региона, население которого поддержало его на выборах.


И последнее. Что-то вроде политологического прогноза. Очень велика вероятность, что мы не увидим фамилии Левченко в избирательных бюллетенях на выборах 18.03.2018. Однако политологическая уверенность в том, что он пробовал пройти внутрипартийный кастинг, дабы таки принимать в них участие, хотел, но не смог, уже не ослабнет, тем более, не выветрится никогда. Ибо нет другого рационального ответа на вопрос, зачем Сергею Георгивичу были нужны эти «апрельские экзерсисы» в федеральных СМИ?


comments powered by HyperComments
5 Июля 2017

На спикерских фронтах раненый

На иркутские дискуссии, как «мимо тещиного дома», без шуток ходить не рекомендуется. Надо постараться и «засунуть», и «показать» - все, к че...
24 Января 2017

Молодой или другой

История с президентскими выборами в США осталась в прошлом. Это уже история. История, которую будут долго обсуждать, искать виноватых, но на...